Перейти к содержимому


Свернуть чат Чат Открыть чат во всплывающем окне

@  Kanrit : (23 Август 2019 - 09:16 ) kanrit
@  АСМ : (09 Январь 2017 - 12:05 ) С Новым Годом, господа ))

Фотография

Насилие

Насилие

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Barguzin

Barguzin

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 2 123 сообщений

Отправлено 21 Март 2019 - 09:03

Насилие
 
 
верх
 
- мы боялись сообщить, рассказать кому-либо о сексуальном насилии над нами
- мы боялись быть опозоренными и скрыли насилие над нами
- мы побоялись обратиться в милицию, нам угрожали расправой
- мы боялись повтора насилия и боялись выходить из дома
- мы находились в беспомощном состоянии, не могли себя защитить, так как нападающий был хорошо знакомым, и сильнее
- нападение было неожиданным, повлекло психические расстройства
- мы были незрелы, подчиняемы авторитету взрослого, доверчивы, с недостаточным жизненным опытом и не осведомлены в вопросах половых отношений, не могли полно и критично оценивать сложившуюся ситуацию и прогнозировать возможные действия другого лица
- нам не была оказана психологическая помощь после насилия
- мы переживали факт насилия самостоятельно
- мы переживали не столько сам факт насилия, сколько потерю девственности
- мы считали себя неполноценными, думали, что не сможем выйти замуж, как честная девушка
- нам хотелось бы забыть весь этот кошмар как можно быстрее.
- мы хотели вычеркнуть из памяти сексуальное насилие над нами
- мы хотели отомстить насильнику
- мы понимали, что могли бы больше приложить усилий для обороны
- мы понимали, что были бессильны перед насильником
- мы ругали себя, что допустили эту ситуацию
- мы представляли, как убиваем насильника, представляли в деталях, прятали труп
- сожалели о том, что не заявили в милицию, что он остался безнаказанным
- мы нуждались в помощи взрослых, в совете, но боялись рассказать маме
- мы боялись оказаться беременными
- мы испытывали стресс
- нам пришлось справляться со стрессом в одиночку и втихушку
- так как это был наш хорошо знакомый, мы не ожидали сексуальных действий
- мы были доверчивы, нерешительны, растерянны в стрессовой ситуации
- постоянно вспоминая о случившемся, мы усиливали травму
- переживая тот момент снова и снова, нам отчаянно кажется, что всё-таки можно было бы найти какой-то выход, какую-то лазеечку, чтобы избежать случившегося
- мы ожидали защиты и заботы от этого человека, но были преданы: нас использовали для удовлетворения сексуальных нужд
- мы ожидали помощи со стороны
- мы надеялись, что наш знакомый всё-таки сжалится на наши крики и не сделает этого
- мы отчаянно боролись за свою безопасность
- последствия сексуального насилия были велики, повлияли на наше сознание и поведение в будущем, отношение к мужчинам вообще
- нам приходилось самостоятельно справляться с последствиями злоупотребления нашим доверием, с чувством бессилия, ужасом и болью в одиночестве и в молчании
- впоследствии мы часто испытывали симптомы Посттравматического Стрессового Расстройства - навязчивые воспоминания, мысленный возврат в ту ситуацию, кошмары, эпизоды, когда стресс в настоящем пробуждал воспоминание о прошлой травме
- мы много лет хранили нашу тайну
- когда мы первый раз рассказали о свой проблеме, мы не встретили поддержки и понимания и получили дополнительную травму
- нам попеняли этой ситуацией, обвиняли нас в глупости, в неосторожности
- мы считали, что наши проблемы в сексуальной жизни связаны с этим эпизодом
- нам было страшно и очень тяжело оставаться наедине с мучительными воспоминаниями и кошмарами, мысленно мы пытались изменить исход
- мы подумывали о самоубийстве, не находили выхода, считали, что жизнь загублена, что нас никто не возьмёт замуж, что мы опозорены навсегда
- у нас была потребность поделиться с кем-нибудь своим горем
- мы пытались простить насильника
- мы не могли простить насильника
- мы желали насильнику смерти, страданий, наказания, кары Божией
- мы не могли справиться гневом
- каждый раз, вспоминая случившееся, мы испытывали негативные эмоции
- мы не могли преодолеть ненависть к насильнику и самим себе
- не могли научиться принимать себя и любить
- пережитое насилие контролировало нашу жизнь
- насилие нанесло непоправимый моральный ущерб
- мы считали себя ненормальными, хотя ненормально было только само насилие
- нам нанесли глубокую внутреннюю травму
- у нас было ужасное ощущение, что нас никто не понимает, не может понять
- мы чувствовали себя одинокими, даже в толпе людей или среди тех, с кем мы вместе жили и кого любили
- насилие научило нас молчать, хранить секреты и переживания в себе, не доверять никому
- мы были неспособны полностью довериться любящему мужчине, испытывали дискомфорт в сексуальных отношениях, в памяти всплывали эпизоды насилия
- мы не были уверены в том, что «нормально», а что нет
- мы испытывали стыд, страх и чувство вины, пытались избегать сексуальных контактов
- близость, интимность внушала ужас, отвращение
- нам приходилось прилагать много усилий, чтобы скрыть эти чувства от любимого
- получалось, что мы сами совершали над собой насилие, принуждая себя заниматься сексом
- мы могли достаточно уверенно вести себя в обществе, но внутри оставалась огромная боль одиночества, которую никто не видит
- тот, кто совершил насилие, являлся нашим «учителем»
- он научил нас притворяться, лгать, обесценивать и унижать себя, а также соединять извращенный сексуальный опыт с нормальным желанием близости и прикосновения
- нам казалось, что наши тела предали нас, потому что мы испытали удовольствие или что-то получили благодаря насилию.
- мы воспринимали свою сексуальность, как предательство
- секс вызывал у нас отвращение, и мы избегали всего, что связано с сексом, и презирали свою сексуальность
- все проблемы были связаны с сексом
- мы испытывали проблемы с прикосновениями
- секс использовался либо как способ избежать близости, либо как выражение гнева и силы (когда можно «дать» или «не дать»)
- у нас были проблемы в достижении оргазма, даже если присутствовало желание заниматься сексом
- мы часто просто не знали, что делать с «сексуальной болью», которая влекла нас всё к новым и новым сексуальным отношениям и переживаниям
- как только дело доходило до секса, начиналась путаница и беспорядок, поскольку наш разум, дух и тело переставали взаимодействовать, и тогда удовольствие и чувство удовлетворения терялись в этом хаосе
- в результате, мы и наш партнёр, в конце концов, начинали использовать или ранить друг друга, либо расставались
- всё происходило благодаря «урокам» насилия, которые пустили в нас глубокие корни
- как следствие насилия, мы часто испытываем ярость и гнев
- мы набрасывались на окружающих, используя гнев для контроля обстоятельств
- мы срывали гнев на других и сердились на себя
- этот гнев вызван глубокими душевными ранами, предельным разочарованием или страхом
- контроль над таким гневом изнурял
- часто мы были так подавлены, что и не пытались справиться с этим чувством
- мы решили, что наше тело - это враг, что-то, что заслуживает жестокого и неуважительного отношения.
- Совершенно необязательно эта мысль присутствует на сознательном уровне, но мы показываем это своим образом жизни. 
- мы сами себе причиняли вред или работали до полного изнурения. 
- мы чувствовали себя разобщенными с телом, и никогда не обращали внимания на его сигналы.
- Мы не ощущали голод или усталость, боль или удовольствие; мы хорошо научились игнорировать или замалчивать наши физические потребности. 
- На пути к свободе нам необходимо осознать, что это не наше тело предало нас, но те, кто совершил над нами насилие – это они нас предали.
- Насилие научило нас тому, что наши желания, нужды или мнение ничего не значили (по крайней мере, для насильника). 
- После пережитого насилия менялся сам способ нашего выражения себя. 
- нам трудно выразить то, что мы чувствуем. 
- Мы прячем наши желания от других, потому что помним боль от того, как с этими желаниями обошлись прежде.
- В то же самое время нужды и потребности продолжают существовать и ищут выхода. 
- наша потребность в том, чтобы нас держали на руках, когда мы были маленькими, часто получала совсем не то удовлетворение, и мы научились ненавидеть то, в чем мы нуждались. 
- Но дилемма остается – у нас все равно есть определенные нужды и потребности. 
- Из-за этого внутреннего конфликта желания зачастую выражаются неэффективно или даже деструктивно. 
- Мы заставляли людей отворачиваться от нас, выдвигая необоснованные требования, уходя в молчание или прибегая к злоупотреблению и манипуляциям.
- нам необходимо научится находить баланс между неудовлетворенными потребностями и эффективным и уважительным их выражением.
- Когда мы подверглись насилию, мам нужно было найти путь как-то справиться с этим. 
- мы научились «уходить» от реальности в выдуманный мир, чтобы не смотреть в лицо горькой истине. 
- Этот «механизм выживания» привел к образованию определенного стиля поведения, который уже не служил нам на благо. 
- Вместо того чтобы принять жизнь такой, как она есть, и бороться за право «обладания» собой, мы использовали проверенные пути ухода от реальности, которые отделили нас от окружающих, нашей карьеры, школы или Бога. 
- мы уходили в свой мир, чтобы избежать необходимости ЖИТЬ и быть с людьми. 
- таким образом, мы чувствовали себя в безопасности,
- но мы совершенно не представляли, что происходит вокруг. 
- Задача, которая стоит перед нами – продолжать оставаться в реальности, чтобы принимать здравые решения и осуществлять разумные действия.
- у нас было ощущение бессмысленности существования и безнадежности. 
- насилие нанесло духовный ущерб 
- часто мы встречались с ощущением, что нас предали. 
- В то же самое время в глубине души мы жаждали чего-то лучшего и большего, чем жестокость, зло и извращенность, испытанные через насилие.
- Насилие приводило к жгущим душу вопросам:
Зачем существует зло? 
Почему страдают невинные? 
Где был Бог, и почему Он не защитил меня?
Где были те, кто должен был меня защищать – мама, папа, семья и друзья? 
Действительно ли я хочу найти выход, или для меня проще оставаться «жертвой» - 
здесь, по крайней мере, я уже знаю «правила игры»? 
Почему я не могу вспомнить многое из своего детства? 
Как преодолеть то, что произошло со мной?
Когда, наконец, эта боль и этот хаос закончатся?
- насилие наложило серьезный отпечаток на нашу психику, деформируя нормальный процесс развития. 
- Результатом перенесенного насилия стало неумение строить полноценные отношения с ближними 
- мы слышали, получали информацию, что девочки, выросшие в неполноценной семье, чаще подвергаются сексуальному насилию
- мы считали, что это событие было предрешено
- мы обвиняли своего отца, что он нас бросил, что по его вине мы оказались в такой ситуации
- читая или видя по телевизору эпизоды с насилием, мы снова испытывали боль, переживая с пострадавшими 
- мы боялись, что подобное может случиться с нашими детьми, пытались ограждать их от этого, ограничивали свободу
 
низ
 
 

  • Наверх




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика