Перейти к содержимому


Свернуть чат Чат Открыть чат во всплывающем окне

@  АСМ : (09 Январь 2017 - 12:05 ) С Новым Годом, господа ))

Фотография

Жили были МЫ 36

Жили были МЫ

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Barguzin

Barguzin

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 2 040 сообщений

Отправлено 31 Декабрь 2018 - 13:50

Жили были МЫ 36
 
 
верх
 
Как только НАМ признавались в любви/симпатии, МЫ чувствовали к этому человеку отвращение.
МЫ никак не могли этого понять и объяснить это себе.
МЫ сами себе удивлялась: как могла я потратить столько лет на такое ничтожество? 
К тому времени, как Мы стали подростком, болезнь уже успевала глубоко внедриться в НАШУ душу: равнодушие пробуждало в НАС чувство; тот, кто отвергает НАШЕ чувство, тем самым усиливает его; для НАС оно равносильно любви.
Первая любовь - чувство всегда очень большое, и здесь МЫ сразу же бессознательно перенесли ощущения, связанные в НАШЕМ сознании с родителями, на партнера. В качестве объекта своего чувства МЫ всегда выбирали некий недостижимый для НАС идеал, а если это реальный человек, то это именно такой, который не может принять НАШЕЙ любви
Человек, который не может любить НАС, пробуждает в НАС те же чувства, которые МЫ испытывали в детстве. А МЫ были нехорошей, дрянной, вечно неправой и недостойной любви девчонкой. 
Доступные партнеры были неприятны,противны,неинтересны НАМ как мужчины.
И в то же самое время МЫ отвергали любые возможности, исходящие от вполне доступных для НАС партнеров. Этот слишком толст. Тот уж очень некрасив. А этот ску-уч-ный. А этот слишком хорош. А тот ростом не вышел. У каждого, кому МЫ нравились или кто влюблен в НАС , МЫ находили какой-нибудь недостаток. МЫ становились жертвой собственного неосознанного стремления найти себе "ровню", а все потому, что когда-то НАМ не удалось заполучить "того самого" мальчика. А если МЫ все-таки остановили свой выбор на ком-то и у НАС появилось ощущение, что это единственный человек, которого МЫ смогли уловить в свои сети, МЫ казнили себя за то, что НАМ не досталось кое-что получше.
После всех НАШИХ подростковых страданий характер болезни принимал устойчивые формы: тому, кого МЫ желали, МЫ не нужны, а тот, кому МЫ желанны, не нужен НАМ.
Мужчины,с которыми у НАС были отношения упрекали НАС в тупости,недалекости,занижали НАШИ достоинства:
У ТЕБЯ фигура - супер!а остальное можно потерпеть…
Вечно у тебя глаза на мокром месте. А все потому, что мозги куриные. Вот фигура - это да, а мозги - не мозги, а какие-то зародыши.
И подобными фразами.
Если думаешь что это - "он", можешь не сомневаться: вовсе даже наоборот. 
Если НАС влекло к нему и МЫ сами не знали , почему, значит он непременно был женат. Или женат, но скрывал. Или все еще не разведен, хотя и живет с женой раздельно. Или только что развелся. Или только что разошелся. Или разводится. Или женился с горя от несчастной любви. Или у него есть подружка и самые серьезные намерения по отношению к ней. Или он бабник. Жиголо. Закоренелый холостяк. Или трудоголик. Или женоненавистник. Или алкоголик. Или грубиян и нахал. Или человек, для которого все остальные - лишь средство. Или карьерист. Или торговец наркотиками. Или неисправимый игрок. Или бисексуал. Или моральный урод. Или изгой. Или же, наконец, человек, который просто приходит и уходит.
У НАС вырабатывался двойной стандарт. Лавиной камнепада МЫ обрушивались на одних и отвергали других, унижали, топтали ногами всякого, кто посмел усомниться в том, что МЫ не достойны любви, в том что МЫ ее не заслуживаем, - это убеждение МЫ впитали с молоком матери. Ведь столько энергии МЫ вложили в чувство ненависти к самой себе - откуда же взять способность с благодарностью принимать любовь других? 
МЫ давали от ворот поворот любому, если это приличный человек или просто хороший парень. У НАС на таких аллергия. МЫ от них не тащились, как тащились от негодяев и мерзавцев. Наоборот, они наводят на НАС отчаянную тоску; что-то в них есть такое, что вытаскивает наружу все самое худшее в НАС : они НАС раздражают; НАМ с ними смертельно скучно. Они вызывают в НАС злость просто потому, что существуют на земле и коптят небо. Такому человеку МЫ не давали ни одного шанса, а уж о свидании вообще не может быть никакой речи. МЫ становились потрясающе изобретательны, МЫ находили тысячи отговорок, тысячи поводов, чтобы придраться, тысячи уловок, лишь бы только от него избавиться: "Сексуально он никакой", "Он не умеет одеваться", "Он ничего не достигнет в этой жизни", "Он, конечно, богат, но так вульгарен", "У него совершенно нет вкуса - что за обстановка в его квартире!" "Он недостаточно красив", "Он из не очень порядочной семьи".
МЫ видели одни только недостатки или сами их придумывали , МЫ придирались к внешнему и несущественному, к таким вещам, которые тут же оправдали бы или даже не заметили, догадайся он отнестись к НАМ хотя бы с легким пренебрежением. Но если он совершает-таки трагическую ошибку и старается НАМ понравиться или, о ужас, влюбляется и выражает желание как эмоционально, так и сексуально разделить с НАМИ свои чувства, МЫ были готовы разорвать его на клочки. МЫ заставляли его дорого платить за собственную глупость, всячески унижая и оскорбляя его; МЫ искали любой повод для ссоры; что бы он ни сказал, МЫ тут же вступали с ним в спор. МЫ удивительно искусно умели превращать его любовь и восхищение в собственные презрение и ненависть, так что в результате он оставлял НАС в покое, и вся вина за это падала только на него.
НАМ было легче умереть, чем оказаться с ним(хорошим,приличным,любящим НАС) в постели. Хитрость НАША не имела себе равных: всякий раз МЫ выдумывали новые отговорки, лишь бы избежать встречи с ним, начиная со старого, как мир, мол, "У меня болит голова" и многочисленных вариантов: "Извини, у меня как раз теперь месячные…", "Мне что-то нездоровится, наверно, я съела что-то не то…", "Я была у гинеколога и жду результатов анализа, буквально с минуты на минуту…"
А вот когда какой-нибудь негодяй, в которого МЫ втрескались по уши, звал НАС провести с ним пару недель в его жалкой лачуге без горячей воды (дешевом отеле,ночлежке,съемной хате,прибежать к нему,пока родителей нет дома и тп), да еще предлагал оплатить свою долю за дорогу и питание, МЫ прямо ждали не могли дождаться отъезда. МЫ любили его и готовы были на все.
НАС всегда влекли к себе лишь самые сложные случаи - тогда МЫ могли взять управление на себя. Такой, каков есть, он не вполне хорош, бедняжка; а без НАШЕЙ помощи он не может стать лучше. Его только нужно направить, и он переменится; в НАШИХ руках он непременно станет - само совершенство. И как только он жил все эти годы без НАС? Как же ему повезло, что МЫ нашли его, причем, как раз вовремя, ведь еще не все потеряно. Он вполне достоин стать объектом перестройки, а место прораба, конечно, займем МЫ.
Принимая на себя роль врача, сиделки, залечивая сломанные крылышки своего подопечного, МЫ получали возможность бежать от самой себя и на какое-то время заговорить, заколдовать эту страшную черную дыру в душе. Все НАШЕ время теперь было заполнено устройством распорядка дня НАШЕГО партнера, да и вообще всей его жизни. Любовь МЫ подменяли самоотдачей; своим чрезмерным участием в его жизни МЫ пытались стать для него незаменимой. Для него МЫ делали то, чего никогда не могли позволить самой себе. Подумать только, что МЫ могли получить взамен: вечную благодарность, бесконечные выплаты по процентам - ведь он будет любить НАС вечно.
У него неприятности? Ничего, у него есть нянька, которая о нем позаботится, залечит все его раны. Он как раз теперь разводится с женой, - как, должно быть, ему больно. И какая удача для НАС .
МЫ становились для него служанкой, кухаркой, личным секретарем, который вдобавок бегала по магазинам и покупала ему все самое вкусненькое. МЫ вили ему новое гнездышко; снимали для него квартиру, помогали ему переехать, приводили к нему лучшего слесаря для смены замков, находили психотерапевта, юриста - специалиста по разводам, а также три суперсовременные книжки о том, как пережить этот самый развод. Когда он переезжал , МЫ своими руками распаковывали коробки, включали холодильник, относили вещи в химчистку и покупали пылесос. С каждой, даже самой грязной, работой для него по дому, с каждым его поручением НАШИ надежды росли : вот он посмотрит, какая МЫ удивительная, просто лучше всех; он своими глазами увидит, как МЫ его любим, готовы отдать ему всю себя, он узнает, что МЫ вполне заслуживаем его высочайшего одобрения.
Ну конечно* уж кто-кто, а МЫ сможем позаботиться о нем куда лучше, чем эта ужасная его бывшая, о которой он говорит с утра и до вечера. МЫ непрерывно одаривали его ласками. Будущее НАШЕ было безоблачно, МЫ с ним, были как две птички в одном гнездышке. Но МЫ выбрали себе не ту птичку. Как только его сломанное крылышко срослось, он бросал НАШ курятник и спасался бегством. МЫ были ему больше не нужны , он находил себе гнездышко получше. С заоблачных высот МЫ вновь падали на землю, и приземление НАШЕ было - жесткое, если не сказать катастрофическое; и рядом не находилось никого, чтобы собрать обломки. И это после всего, что МЫ для него сделали.
Всю жизнь МЫ были в полной власти родителей; эти больные люди управляли НАМИ , как хотели. МЫ привыкли к таким отношениям, они впитались в НАШУ кровь и плоть. МЫ все делали сами , потому что не верили , что МЫ способны делать все как надо, т. е. так, как МЫ считает нужным. МЫ тоже не были способны возложить на другого ответственность: попросить его сделать что-либо, вместо того, чтобы делать это за него; МЫ брали в свои руки организацию всяких мероприятий, походов по магазинам, путешествий, уик-эндов и т. п., оставляли за собой и разработку, и руководство, и контроль за всем и вся. МЫ не были способны понять, что значит давать и получать, и все делить пополам. МЫ хотели , чтобы все было так, как хотим МЫ; от этого завесила вся НАША жизнь, и МЫ весьма жестко реагировали , если что-то делалось не по-НАШЕМУ . Как МЫ сказали, так и должно быть.
Конечно, на работе организаторские способности помогали НАМ быть на хорошем счету; но в интимной жизни они исключали здоровые отношения с партнером, поскольку лишь совсем уж опустившийся человек способен мириться с постоянным контролем за каждым своим шагом, назойливой опекой и удушающими объятиями НАШЕЙ заботы. НАШ партнер превращался в монстра, бросался на НАС , а потом и просто бросал, лишь только увидев на горизонте кое-что получше, а если кое-что получше долго не подворачивается, он начинал мучить НАС , и НАШИ страдания были тем глубже, чем больше МЫ в него вложили своих сил и энергии. Да, МЫ надеялась закидать партнера, возлюбленного дарами своей щедрой души, а взамен получить вечную благодарность в виде ответной любви - но нет, он способен был только получать, ему было наплевать и на НАС , и на НАШУ душу. Благодарности от него МЫ могли ждать вечно. И в конце - концов НАС ждало страдание, новая боль, и МЫ никак не могли понять, за что.
Он выходил из подчинения и принимался действовать, причем делал все по-своему. Он критиковал НАС по всякому поводу, он забывал, что обещал позвонить, по нескольку дней вообще носа не казал. теперь МЫ были близки только тогда, когда он захочет, если вообще захочет. Поначалу МЫ не верили , что все пошло прахом, что НАША прекрасная любовь кончилась, кончилась навсегда, что "любовная лодка" села на мель. МЫ думали, все дело в НАС , и удваивали свои старания, чтобы угодить ему.
НАШИ отношения напоминали мрачную игру в одни ворота, но МЫ упрямо продолжали делать новые ставки, зная уже наверняка, что все равно проиграем. МЫ обрывали телефон, разыскивая его по всему городу и подозревая самое худшее. Ревность и паранойя сводили на нет все НАШЕ здравомыслие. Конечно, он сейчас занимается "этим" с другой, ну да, он нашел себе другую. МЫ следовали за ним по пятам, когда он гулял по городу, МЫ следили , куда он пойдет, МЫ мчались через весь город туда, где, по его словам, он должен был быть, НАМ своими глазами нужно было видеть, что его машина действительно стоит там. И МЫ видили, что ее там нет. МЫ по десять раз в день звонили ему на работу, чтобы точно знать, что он там и никуда не ушел. Он начинал избегать НАС , он говорил с НАМИ сквозь зубы и даже грубил; он часто не выдерживал и просто бросал трубку. Чтобы как-то угодить ему, МЫ задавали шикарный званый обед, а он вместо благодарности принимался флиртовать напропалую со всеми НАШИМИ подругами, а лучшую из них пытался я затащить в постель. Любовью с НАМИ он вообще больше не занимался. И МЫ боялись спросить, почему.
Произошло то, что и должно было произойти: МЫ лишились своего рая. МЫ влюбились в человека непостоянного, в человека, который держал НАС в вечном страхе остаться одной; у НАС не было ни минуты покоя, не было уверенности в себе и в будущем, как, впрочем, и в нем: этот человек непостижим, недосягаем; он есть, и его как бы нет; воссоздана ситуация НАШЕГО детства, ситуация нездоровых отношений с родителями. Все НАШИ великие ожидания, все надежды развеялись как дым.. В разговорах с ним МЫ усваивали саркастический тон и не верили ни одному его слову. И вместе с тем МЫ отчаянно пытались подавить в себе все эти чувства; ведь теперь НАШИМ поведением стал управлять страх. Одна и та же мысль грызла НАС постоянно: "Лучше бы мне быть с ним поласковей, а то он возьмет и бросит меня". Теперь в разговорах с ним МЫ тщательно скрывали малейшие свои проблемы, МЫ боялись признаться, что несчастливы , что НАМ плохо, что НАС не оставляет состояние депрессии. Ведь если бы МЫ признались ему в этом, он повернулся бы и ушел.
МЫ старались как можно дольше сохранить состояние шаткого равновесия - в полную мощь продолжал работать НАШ комплекс зависимости, комплекс непреодолимой тяги к мужчинам, которые способны только отвергать НАС , для которых неважно, какую МЫ испытывали боль и как НАМ было плохо. МЫ принимались названивать друзьям, МЫ горько, отчаянно жаловались. Они давали НАМ советы: "Брось этого негодяя, что ты в нем нашла?" А НАМ казалось, что они все посходили с ума. Когда наконец до НАС доходило , что вокруг никого не осталось, вокруг НАС двоих никого больше нет - кому же хочется любоваться, как МЫ вечно грызлись , - у НАС открывались глаза. МЫ видели , что как МЫ ни пытались контролировать, подавлять свою ревность, в худшие для НАС минуты она все равно вырывалась наружу, да еще с большей силой. И уж, конечно, не он провоцировал ее – НАШЕ больное воображение рисовало НАМ яркие картины, как он флиртует со всеми подряд, а НАС совсем не замечает. МЫ предлагали ему сходить к консультанту по семейным проблемам, к сексологу, к психотерапевту. А когда после нескольких сеансов терапевт советовал НАМ расстаться с ним, МЫ говорили себе: "Да что эти терапевты понимают?"
У НАС была такая депрессия, что МЫ не в силах были встать с постели. Словно черное облако опустилось на НАШЕ сознание, на НАШУ душу. И наконец, когда МЫ уже не могли выносить все это, да и жить больше тоже не хотели , МЫ пытались уйти от него, неважно, поженились ли МЫ, или просто жили вместе, или так, встречались. Но МЫ уже завязли. НАШИ демоны совсем распоясались, они преследовали НАС по пятам и жужжали в Уши: "Даже если с ним плохо, это все же лучше, чем остаться одной". МЫ снова звонили ему, писали ему длинные, бессодержательные письма, МЫ кружили вокруг него, и тревога НАША все росла, МЫ возвращались к нему и снова уходили, МЫ снова и снова меняли свое решение. И в конце-концов, так или иначе, в результате ли очередного НАШЕГО проступка перед ним, или просто по его прихоти, наступал горький конец. И в конечном счете виноватой все равно оставались МЫ, потому что в этой ситуации МЫ были не на высоте, и любить НАС было не за что. И НАМ оставалось только цепляться за воспоминания о том, как НАМ бывало хорошо, вычеркнуть из памяти все плохое и тем самым превратить для себя самые ужасные в НАШЕЙ жизни отношения с мужчиной в самые прекрасные. Да, жизнь - это страдание, и любовь - тоже страдание. И больно оставаться одной. И вдвоем тоже больно. Любовь - не значит быть любимой, да МЫ никогда ею и не были. Разве МЫ способны на это? И вот однажды МЫ увидели другого - и все началось сначала. МЫ попадали в порочный круг, из которого НАМ , похоже, уже не выбраться.
МЫ начинали путать физическую привлекательность мужчины, желание заняться с ним сексом с любовью. Когда МЫ были одинока, МЫ ощущали острую потребность быть любимой… НАМ кажется, что МЫ просто попали в беду. И МЫ находили отдушину в сексе; как алкоголик - в запой, с головой бросались в сексуальный загул.
У МЫ внутри все горело ; и вот начиналась охота: в баре, на приемах и вечеринках, на открытиях и презентациях, и даже просто на улице. Наконец МЫ находили его. Давние полупогасшие искры разгорались вновь. Все у НАС внутри переворачивается. МЫ нашли себе достойного партнера. Уж он сыграет с НАМИ настоящую партию. МЫ приближались друг к другу, и НАС обоих переполняло желание. Такое жаркое, что, похоже, ни МЫ, ни он не способны вынести его. И МЫ вели его к себе или сами шли к нему.
Подкрепленный алкоголем, наркотиком и ложными претензиями, соблазн не ослабевал. Внутри НАС все протестовало, МЫ пытались бороться: ведь МЫ не такая. Происходила жаркая схватка на диване. Но НАШИ сомнения длились всего несколько мгновений. Не должны же МЫ быть такой доступной. Нужно подождать. Так делать не надо, нехорошо. МЫ закуривали еще одну сигарету с марихуаной или просили налить себе еще выпить. И наконец позволяли ему уговорить себя. Ведь он так сильно жаждет НАС. И МЫ, о МЫ так сильно жаждали его. МЫ медленно и неуклонно продвигались к спальне, оставляя за собой след в виде разбросанной одежды. НАС ждал дикий разнузданный секс, страсть, не подкрепленный чувством, 99,9 % чистейшей похоти. Секс с примесью ощущения чего-то недозволенного, какой-то вины. Как всякий, стремящийся к совершенству, МЫ хотели быть на высоте и делали свое дело по высшему разряду. Случилось чудо, МЫ наконец снова вместе с другим человеческим существом. Чувство радости переполняло НАС . МЫ были счастливы. МЫ были на вершине блаженства. На несколько минут избавленная от одиночества, МЫ опять ощущали уверенность в себе, чувство безопасности, любви. На какой-то, увы, краткий период времени все чувства, которые, казалось, давно покинули НАС в НАШЕЙ беспросветной жизни, вновь пробуждались . Похоть, телесный контакт и иллюзия, что это - "он", становятся эквивалентом любви.
На несколько секунд, возможно, единственный раз за весь день НАМ было хорошо… или МЫ делали вид, что НАМ хорошо. А потом МЫ стремительно падали с небес на землю. Как это и всегда бывало , МЫ обнаруживали : после всего, что было, НАМ нечего сказать друг другу. Оба МЫ вдруг ощущали какую-то неловкость. МЫ избегали смотреть друг другу в глаза. МЫ хотели обнять его, а он - чтобы его оставили в покое. Он подбирал свою одежду с пола, кое-как натягивал ее и уходил, пообещав позвонить на следующий день. Игра закончена, и МЫ сразу начинали новую, но уже без правил. Воспоминание о новом партнере становилось для НАС навязчивой идеей. МЫ ждали его звонка, молили Бога, чтоб случилось хоть еще одно свидание, выпал хотя бы еще один шанс обрести счастье. Но он не звонил/не писал. НАША жизнь теряла всякий смысл. Все НАШИ надежды смеялись НАМ в лицо из каждого угла спальни. "Я встретила свою мечту и своими руками все разрушила." "Нужно было просто поцеловать его, а я вот так сразу… вот он и не звонит".
Но постепенно до НАС доходило , что он вовсе и не собирался звонить. С чувством вины и раскаяния МЫ прикуривали сигарету с травкой, наливали ь себе выпить, а потом снова отправлялись на охоту, на поиски новой любви.
В подростковом возрасте, будучи уже зараженной этим синдромом, чтобы бежать от действительности, МЫ привыкали жить в мире фантазии. МЫ мечтали об удивительной любви или без памяти влюблялись в своего учителя, в актеров, певцов - он становится твоей навязчивой идеей, идеей фикс.
И став взрослой, МЫ продолжали жить в собственном мире грез, заменив нормальные, естественные отношения своими навязчивыми фантазиями. 
А тем временем МЫ не давали ни шанса никому из своих настоящих поклонников и не способны были завязать ни с кем реальных отношений. Да и как могут они все соперничать с героями НАШИХ грез? Охваченная фантастической мечтой о любви, МЫ совершенно забывали о себе, о своих собственных нуждах и своей работе.
Если МЫ родились в семье алкоголиков, то привычка к выпивке у НАС в крови; НАМ просто нравилось выпивать. МЫ не сознавали своей зависимости. Ведь МЫ не алкоголик; кто угодно, только не МЫ. МЫ вполне отдавали себе отчет, что выпивали лишь ради общения; настоящие алкоголики пьют в одиночку. (МЫ -то, конечно, ничего не делали в одиночку.) МЫ выпивали несколько глотков (или порций) за ланчем, еще несколько за коктейлем, парочку за обедом, ну и бутылочку вина впридачу. По дороге на вечеринку МЫ заскакивали в бар и принимали еще пару рюмок. Ну, чтобы быть более контактной, чтобы не чувствовать себя одинокой, чтобы легче найти партнера для секса. МЫ постоянно говорили себе, что можем остановиться в любой момент - для НАС это проще простого, - и не испытываем потребности в выпивке; но как и со всем остальным в НАШЕЙ жизни, стоит НАМ только начать, остановиться МЫ уже не можем. Алкоголь был НАМ нужен, чтобы поднять настроение, взбодриться, разогнать мрачные мысли и чувства. Сразу все становится таким забавным, таким интересным! И люди все становятся жутко интересными. И МЫ для всех забавна и интересна. И гораздо легче завязать разговор, подцепить кого-нибудь, соблазнить. НАША зажатость сразу куда-то улетучивалась . А вместе с ней - и эти скучные моральные прописи. Что может быть плохого от выпивки, если с ней МЫ чувствовали себя так хорошо?
Сколько МЫ себя помним , МЫ всегда покуривали. И всегда гордились тем, что ты не наркоманка. У НАС нет зависимости; у кого угодно, только не у НАС . МЫ могли бросить в любой момент, когда захотим. МЫ вполне могли прожить и без этого. Просто жизнь с этим приятней, вот и все. Сердце отмякает, все дурные мысли отлетают прочь. И вели себя МЫ уже совсем не так, слава Богу. Смотрели на весь мир как бы сверху. Появлялась уверенность, смелость. После пары сигарет все НАМ было по плечу. Когда МЫ были под кайфом, весь мир готов НАМ подчиняться. В записной книжке у НАС была масса телефонов, куда не стоит звонить по разным причинам, но почему бы теперь не брякнуть им всем по очереди. Нет, лучше сначала выкурить еще одну… а потом отправиться куда-нибудь, ну туда, где весело, и кого-нибудь склеить. Это же так легко, когда нет никаких запретов. И всякому известно, как это хорошо -секс под кайфом. Сколько чувственности и жара! А потом наступал жор. Все НАШИ диеты летели к черту. МЫ ели все, что попадалось на глаза. 
Жизнь НАША превращалась в унылую череду потерянных вечеров. Что-то творится с памятью. По утрам МЫ просыпались , как с похмелья, и смутно помнили , что было вчера. "Неужели я это говорила?" "Неужели я это делала?" МЫ не могли точно вспомнить, где были , что делали и с кем. Оставалась , конечно, слабая надежда, что МЫ не говорили и не делали глупостей. Но МЫ уже не помнили , был ли секс так великолепен, каким ему должно быть. Потом МЫ становились на весы и к собственному ужасу обнаруживали , что прибавили в весе. И снова проходили ночь за ночью, ночь за ночью, и МЫ не помнили ничего. МЫ уже были наркоманкой.
Возбуждающие. Успокаивающие. Витаминные. Стимулирующие. Для диеты. Снотворные. Болеутоляющие. Кодеин. Оздоровительные. Похоже, нет в мире таблеток, которых бы МЫ не глотали, пока не привыкли настолько, что уже без них не могли. 
МЫ не помнили и дня, когда могли бы обойтись без пары таблеток аспирина - однажды МЫ где-то вычитали , что это полезно для здоровья. Даже с витаминами МЫ перебарщивали - ну что значат сто граммов витамина С, если МЫ могли принимать по тысяче. Ну просто для страховки, на случай, если есть опасность простудиться или еще там что. МЫ глотали все подряд, но особенно любили новые или усовершенствованные лекарства; все, только что появившееся в продаже, все, что МЫ могли достать у своего врача или у врача подруги, или у самой подруги, должно быть и у НАС ; если у нее/них был лишний рецепт или лишняя упаковка - МЫ обязательно выпрашивали ; а если у НАШЕГО врача не было того, что МЫ хотим , МЫ меняли врача. НАШ шкаф для лекарств был похож на аптечный склад: это целый арсенал из разнокалиберных бутылочек, склянок и пузырьков, стройными рядами выстроившихся на полках. О свойствах каждой пилюли МЫ могли рассуждать так подробно, что хоть сейчас защищай диплом по фармакологии. НАМ было известно, как выглядят одноразовые рецепты, рецепты, с которыми можно обойти закон рецепты, которые можно возобновить. А если аптечка НАША была пуста, то и жизнь казалась НАМ пустой и бессмысленной.
Настроение у НАС менялось в зависимости от времени суток, и от того, какую таблетку МЫ проглотили. По правде говоря, без таблеток МЫ не могли ни принять ванну, ни работать, ни пойти на свидание, ни отдохнуть, ни спать, ни бодрствовать. НАШИ таблетки пожрали НАС живьем.
"Ты некрасивая", "Ты толстая", "Скоро суббота, а тебя никто не ждет, никого у тебя нет", "Жизнь кончена". Эти голоса грызли НАШУ душу с утра до вечера. И чтобы заставить их замолчать, МЫ готовы были на все. МЫ входили в магазин полная самых радужных надежд. это НАШ шанс, НАМ нужно сменить свой образ, сменить имидж. Самое время создать новую, другую, лучшую исправленную себя. МЫ оглядывались . Ну так кем же МЫ станем сегодня? Каким будет НАШ новый образ? Женщина-вамп? Обольстительная и сексуальная? Неотразимая? Дрянная девчонка? Студентка, дочка миллионера? соседка из квартиры напротив? Что срабатывает лучше всего?
МЫ лихорадочно хватали все, что считали подходящим, сердце ликовало т от всего, что попадалось на глаза; и вот МЫ подходили к кассе: наступал момент истины. Как МЫ изобретательна! МЫ надеялись что ошибли сь в подсчетах, что на карточке у НАС еще есть кредит. Если это не так, МЫ доставали другую карточку. Если и тут неувязка, МЫ предлагали им выписать чек. О как хитро МЫ прокладывали себе путь через все препятствия и преграды! Выражение лица и весь НАШ вид говорили о том, что МЫ - честный и искренний человек. МЫ не должны были давать им никакого повода думать о тебе плохо. Они не должны подозревать НАС в том, что МЫ не заслуживаем доверия, или не вовремя платим по счетам или вообще по ним не платим. МЫ покупали себе себя, новую себя.
МЫ примеряли эту новую себя: но ведь под новой яркой оболочкой скрывались все те же прежние МЫ , в груди билось все то же сердце, в голове теснились все те же старые проблемы. МЫ -таки не чувствовали себя в безопасности, ведь ровным счетом ничего не изменилось, и здесь МЫ потерпели неудачу; кроме того, у НАС не осталось ни гроша, и как МЫ собираемся жить - одному Богу известно. Сама цифра, указывающая, во сколько обошелся этот день, стоила НАМ дороже всяких денег.
Дела у НАС шли великолепно, МЫ горели на работе, постоянно высокий уровень адреналина не давал НАМ скучать. То и дело звонил телефон, каждый хотел услышать НАШ совет, изложить свои нужды. МЫ ощущали себя важной персоной. Ведь кто еще, кроме НАС , мог разрешить все эти проблемы, переделать такую кучу дел? МЫ приходили на работу рано, сидели допоздна, а уйдя, бывало, и возвращались , вспомнив, что там что-то еще не закончено. Да, МЫ прекрасно понимали свою значимость, свой вес. И это было неплохо для НАШЕГО "я", для НАШЕГО самоощущения. Видишь, как много ты каждый день совершаешь дел? Вся эта пропасть работы кого угодно сведет в могилу, а вот тебе - по плечу. Тебе все по плечу. У тебя едва хватает времени, чтобы жадно проглотить свой ланч или второпях принять ванну - что уж тут говорить о тебе самой и твоих личных проблемах.
И после работы МЫ не были способна отдыхать – НАС преследовали мысли о незаконченных делах. И ночью НАМ не спалось - МЫ были слишком возбуждены , МЫ никак не могли не думать о делах. МЫ были все в мыслях о том, что будет завтра: собрание, на котором НАМ нужно присутствовать, новая линия на предприятии, которую НАМ нужно будет открывать, речь, которую еще нужно написать или переписать; НАШИ проблемы с боссом, и как их решать; НАША секретарша уходит в отпуск, закончила ли она все, что должна была закончить, и справится ли та, которая будет ее замещать?
Нет, МЫ не были трудоголик. МЫ нормально общались я с людьми, все шло более или менее; правда, похоже, они с НАМИ не очень хотели общаться. Потому что МЫ либо выглядели уж очень усталой, либо уж слишком сдержанной, либо не в меру раздражительной. Все жаловались , что МЫ никому не звоним , не приходим на заранее условленные встречи. В компании с НАМИ скучно, потому что после рабочего дня МЫ были вся как выжатый лимон; потому что говорить МЫ могли только о работе, поскольку МЫ больше ничем не интересовались и у НАС нет времени, чтобы следить за происходящим в мире, быть на уровне. Личную жизнь МЫ пытались планировать только на выходные, да и то вечно что-нибудь мешало , как правило, связанное с работой, и отложить никак нельзя. "Извини, ты не возражаешь, если мы встретимся не в восемь, а в десять? Если это поздно, может, тогда через неделю?" Если МЫ шли куда-нибудь проветриться, в гости или еще куда, НАС не покидало чувство вины, озабоченности, тревоги о грядущем понедельнике, о делах. МЫ скучали по работе. Вся эта веселая суета - не для НАС , НАМ нужно сделать большое усилие, чтобы отдаться ей. Отдых вреден для НАШЕГО здоровья; впрочем, работа тоже. Но, с другой стороны, существует ли какая-то жизнь после работы? Определенно нет. Жизнь МЫ подменили работой: работа -вот НАША жизнь. МЫ были словно замужем за своей работой.
Все, кто любит неумеренно болтать по телефону, рано или поздно приходят к этому и МЫ жить не могли без своего телефона. Это было как бы НАШЕ продолжение, пуповина, питающая НАС и связывающая с миром, спасательная веревка, способная вытащить НАС из твоего одиночества к людям и событиям, которые происходят в этом мире без НАС. Это была НАША личная волшебная машинка, которая отвечала тебе на любой вопрос, которая переносила НАС на любое расстояние, стоит только набрать нужный код. Он управлял НАШЕЙ жизнью, он помыкал НАМИ . МЫ могли связаться с любым континентом, могли звонить друзьям и болтать без умолку, сплетничать, философствовать сколько душе угодно. Благодаря ему МЫ могли регистрировать все, что подлежит регистрации, продлить или отменить любой заказ, с его помощью МЫ строили планы на будущее, узнавали прогноз погоды, время сеансов, да и, в конце - концов, просто который час.
Когда же приходит его черед, он превращается в изощреннейшее электрическое орудие пытки. Например, ожидание звонка. МЫ каждую минуту прислушивались с затаенной надеждой. Должен позвонить "он", но звонка все нет. НАМ самой лучше бы не звонить ему. И все-таки звонили , а у него занято, значит кто-то с ним разговаривает. МЫ набирали другие номера, МЫ звонили другим людям, но мало кто звонил НАМ. МЫ звонили , чтобы еще раз услышать "его голос", и тут же вешали трубку. Если же НАМ звонили и тут же клали трубку, МЫ места себе не находили , ломая голову, кто бы это мог быть.
Он говорил , что позвонит НАМ в определенное время. А вдруг он забыл? Неужели не позвонит? НАША воля была парализована, у НАС все падало из рук, НАМ оставалось только одно - ждать. МЫ прилагали отчаянные усилия, чтобы не позвонить ему самой. Если телефон так и не зазвонил, МЫ были уверены, что он не объявится больше никогда. МЫ были убеждены, что он просто забыл про НАС . Нет, что-то случилось. Да, он не хочет НАС больше видеть. МЫ были измучены, все НАШЕ существо было сосредоточено на аппарате, НАША жизнь остановилась. А в голове - перебранка: "Позвони сама. Нет, не звони. Тебе нельзя звонить ему. Позвони. Может, позвонить? Ну почему же он не звонит?!" Где-то глубоко в душе МЫ понимали , что если б он на самом деле хотел связаться с НАМИ, он бы обязательно позвонил, но МЫ не выдерживали и, подстрекались своими демонами, звонили ему сами. НАС уже ничто не останавливало, даже мысль о последствиях.
Если вдруг ломался НАШ аппарат, МЫ просто сходили с ума. НАС всю так и трясло. НАШ звонок в телефонную компанию/службу ремонта был похож на страстную мольбу, - словно речь шла о жизни и смерти: "Боже мой, помогите, вы просто обязаны помочь! У меня сломался телефон, вы должны немедленно исправить его. Я не могу сидеть весь день без телефона". И это недалеко от истины: НАША жизнь действительно была в опасности. "Вы должны помочь мне, он почему-то не работает. Умоляю, почините его. Немедленно. Сегодня. Я подожду здесь - я за все заплачу!"
МЫ тратили кучу денег на телефонные переговоры. А что уж говорить о минутах, о часах, когда МЫ ждали звонка – НАШ дом превращался в Дом, где Разбиваются Сердца. 
"Кто я? Что я чувствую? О чем мне думать? Что мне делать? СОС, я тону! Я опускаюсь на самое дно. Без тебя я погибла. Умоляю, спаси меня! И награда твоя за это будет велика". 
Все глубже были НАША депрессия, чувство безнадежности, отчаяние, состояние бездуховности, оторванности от мира, от Бога, от своего внутреннего "я", от любви; мир вокруг НАС темнел, утрачивал краски, съеживается. в себе МЫ несли трагический изъян: НАС как бы не существовало , МЫ не способны были стать ни для кого прибежищем, МЫ были подобны пустой и мертвой раковине. МЫ попадали в ловушку, МЫ проваливались в черную дыру. МЫ все ждали , и надежды НАШИ бледнели , но МЫ все ждали , что вот однажды придет НАШ принц и спасет НАС, пока МЫ еще не умерли от одиночества - ведь у НАС не было даже НАС самой, МЫ были пусты изнутри, и ничто и никогда не могло наполнить НАС , и не было для НАС Бога; бездуховность, духовное банкротство - вот НАШ удел.
МЫ сами вся оцепенели, внутри у НАС было все мертво. МЫ сами не знали, кто МЫ такая, не отдавали себе отчета в своих чувствах, не понимали, где НАШЕ начало и где конец. В том, что МЫ представляли из себя, что-то не так, что-то неправильно. Как наркоман не может без дозы, так и МЫ - без внимания, МЫ отчаянно искали любви и ждали одобрения, ждали, что НАС похвалят, - но не за то, что присуще НАМ как личности, а за то, что МЫ выдумали о себе. МЫ все время пытались стать кем-нибудь другим - чтобы всем понравиться, чтобы понравиться всему миру.
МЫ никак не могли понять, почему же МЫ всегда несчастливы; так натурально МЫ обвиняли во всем самое себя. У НАС было такое чувство, будто над НАМИ висит приговор; 
Если ты все-таки остаешься дома одна, у тебя просто опускаются руки. В доме дел по горло, и МЫ не прочь бы ими заняться, но НАС будто кондрашка хватила. МЫ только что купили книгу, но не то что читать - смотреть на нее не могли ; как, впрочем, и на новую видеокассету/диск; МЫ давно хотели послушать новую запись/диск, но и на это у НАС сил нет. Единственное, на что МЫ были способныв этом мире, - кое-как соорудить себе обед и съесть его в одиночестве.
МЫ принимались звонить всем подряд. Обзвонив десяток-другой знакомых и оставив на автоответчиках отчаянные послания, МЫ оцепенело сидели , и одна мучительная мысль гвоздем сидела у НАС в голове: все, буквально все, где-то веселятся, только МЫ одна во всем городе несчастна, у НАС нет мужа, нет любовника, МЫ так одиноки, МЫ не знаем что делать одной в пустой квартире весь этот вечер. Телефон молчит. НАС все забыли. И НАМ было все равно, идти ли спать или перекусить, или выпить, или покурить травки, или пойти заклеить первого попавшегося и заняться с ним сексом. Все что угодно, лишь бы заполнить эту черную дыру, лишь бы избавиться от одиночества. Все что угодно.
Любовь МЫ умели только покупать. Быть любимой для НАС - все равно что быть нужной другим. Жизнь свою МЫ тратили не на то, чтобы решать собственные проблемы, но чтобы отвечать желаниям других; МЫ тратили массу времени на магазины, думая, что покупаем предметы для возлюбленного, на самом же деле МЫ пытались купить его любовь - и тем самым теряли самое себя. Чтобы выбрать наисвежайший хлеб, овощи, и салат, и курицу, МЫ терпеливо ходили от одной торговой точки к другой; потом бегали в поисках подходящего вина, и наконец закатывали такой обед, что и поварихе в клубе гурманов не снился. Мыли посуду после обеда, конечно, тоже МЫ.
МЫ дорого платили, пренебрегая собой; МЫ неспособны были увидеть и осознать свои собственные нужды. МЫ предлагали возлюбленному только то, что могли купить или сделать. И неизбежно оказывалось так, что МЫ тратили свое время и деньги на человека, который неспособен оценить все это, который бросал тебя при первой возможности, при первом более выгодном предложении. Он исчезал, а МЫ оставались один на один с неоплаченными счетами.
МЫ назначали свидание человеку, который НАМ не нравиться, заранее зная, что не придем - просто потому, что неспособны сказать "нет". (Первая ложь.) В самый последний момент ты звонили ему и придумывали какой-нибудь предлог. (Вторая ложь.) Он снова звонит. Вместо того, чтобы честно признаться, что МЫ терпеть его не можем, что он подонок, МЫ просили его позвонить в другой раз. (Ложь номер три.) Если же он продолжает звонить, МЫ снова и снова придумывали какие-нибудь отговорки. (Четвертая, пятая, шестая и т. д.).
Боясь показать постороннему свое истинное лицо, МЫ скрывали его за семью вуалями. Потому что на самом деле там ничего нет. Если, не дай Бог, кто узнает, что МЫ есть на срамом деле (а это НАША самая главная тайна) или, того хуже, что там, за этими покровами пусто - тогда все, конец. Вот для чего НАМ эти - не вуали, нет - тяжелые портьеры. За ними МЫ скрывали свою сущность, свои мысли, чувства, желания, свою ранимость, но также и свою силу, самое себя. Если кто-нибудь захочет отодвинуть их и заглянуть, МЫ пугались, МЫ боялись обнаружить истину.
МЫ выбирали партнеров, которым наплевать, что там, за семью покровами, которые неспособны видеть сквозь них. А если у НАС вдруг завязывались отношения с человеком, который хочет заглянуть туда, НАС пугает его искренность, его прямые и ясные вопросы: "Расскажи мне о себе. Я хочу знать все про тебя". Для нормального человека это нормальные вопросы, но для НАС, с НАШИМ синдромом они означали вторжение в частные владения. МЫ не хотели выдавать своих секретов. Если он узнает, какая МЫ на самом деле, МЫ ему разонравимся . МЫ принимали защитную стойку и убегали , или прогоняли его, боясь, как бы НАС не приняли за мошенницу. Здесь проблема в том, что никто никогда не полюбит того, кого просто нет.
Еще ребенком МЫ не получали любви просто так, просто за то, что МЫ есть, какая бы МЫ ни были, вот МЫ и старались, из кожи лезли вон, чтобы быть для всех, выглядеть лучше, еще лучше, и еще, так, что не придерешься. Когда МЫ стали взрослой, НАШЕ постоянное стремление подстраховаться и в любой ситуации не оказаться неправой и не быть отвергнутой другими привело НАС к "перфекционизму" - желанию быть совершенной во всем. Неважно, что МЫ делали и какие усилия МЫ прилагаешь к этому, демоны перфекционизма, сидящие в НАС, никогда не бывали до конца довольны. Для них всегда что-нибудь да не так. "Можно было сделать лучше или быстрее", - грызли они изнутри. И МЫ становились жертвой собственных немыслимых стандартов и судили себя без всякой жалости.
МЫ боялись экспериментировать. МЫ не могли позволить себе ни малейшей ошибки. Любая ошибка приводила НАС в ужас. Это ведь значило , что МЫ не совершенны. И МЫ защищались с помощью "превентивного перфекционизма" - т. е. принимали предупредительные меры. Например, МЫ ни под каким видом не пускали в свое жилище чужого, если у НАС было не убрано. Не шли на вечеринку, если у НАС нет подходящего платья. Отменяли свидание, если вдруг обнаружили, что пару килограмм прибавили. МЫ опаздывали на званый обед, потому что никак не могли придумать правильную прическу и переделывали ее кучу раз. МЫ постоянно пилили себя за что-нибудь, МЫ не давали себе ни минуты покоя. Всегда что-нибудь - да не так. Демоны, сидящие в НАС , не замолкали ни на минуту: "Ты надела не те серьги". "Ты положила слишком много соли в салат". "Ты чересчур накрасилась". "Ты мало зарабатываешь".
Стремление быть совершенной во всем, перфекционизм - это тирания против самой себя, это еще одна ловушка. Она калечила НАС, она не давала НАМ ощутит вкус победы, она мешала НАМ наслаждаться жизнью, ведь все, что МЫ ни делали, МЫ все делали плохо.
Стремление быть во всем совершенной и желание «всем во всем угождать - это сочетание приводило к тому что процесс принятия любого решения превращался для НАС в древнегреческую трагедию. Даже в мелочах проблема вырастала до гигантских размеров. Она подавляла НАС , внушала ужас, парализовала.
Какое надеть платье? Казалось бы чего проще - но эта дилемма приводила НАС в состояние панического страха. В котором МЫ выглядим лучше? В котором стройнее? Какое даст НАМ больше шансов на успех? МЫ прилагали поистине титанические усилия, чтобы прийти к какому-то решению от которого зависела вся НАША дальнейшая судьба. Выбор становился борьбой не на жизнь, а на смерть
Процесс принятия решения парализовал НАС, превращал в эмоционального инвалида. МЫ пребывали как бы в состоянии осады, причем испытывали максимальные нагрузки. МЫ буквально молили небеса в поисках правильного ответа. Как одержимая, МЫ бросались от одного решения к другому. Если МЫ наконец решали что надеть, тревога НАША усиливалась еще больше: а вдруг МЫ сделали неправильный выбор, а вдруг надо было надеть другое? МЫ опять меняли решение и переодевались который раз. И к этому времени, если говорить о нервной системе, МЫ превращались в совершенную развалину. МЫ уже совсем не понимали, что делать. Уходили минуты. На лбу у тебя выступал холодный пот. О если б сам Господь мог спуститься с небес, указать НАМ верное решение и избавить от страданий! Наконец, стиснув зубы, МЫ решались: "Хорошо, я знаю, что поступаю неправильно, но я одеваю это". Но стоило только НАМ выйти из дома, как МЫ начинали ломать себе руки в отчаянии, оттого что не надела другое . МЫ неизбежно опаздывали туда, где НАС ждут. А человек, к которому МЫ шли , совсем уже ослеп от ярости и гнева - он прождал НАС лишних сорок пять минут - и ему совершенно наплевать, во что МЫ одеты, он этого просто уже не замечает.
Нерешительность подрывала самые основы НАШЕГО существования. Необходимость принимать самые незначительные решения: яблоко или апельсин, шоколадное или ванильное, куда/на какой фильм пойти в кино, что надеть - становится для НАС не удовольствием иметь возможность выбирать, а неким пыточным орудием. К тому времени, как МЫ наконец решались, ты МЫ были уже совершенно вымотаны, окружающие на НАС злились, а МЫ преуспели лишь в одном: добавили еще одно звено в непрерывную цепь неразрешимых для НАС ситуаций.
В детстве МЫ привыкли жить в мире фантазий. Когда МЫ стали взрослой, весь мир для НАС перевернулся, МЫ все поставили с ног на голову: там, где черное, МЫ видели белое и наоборот. Нормальных парней МЫ просто не замечали, принимая за них вовсе не тех, какие НАМ на самом деле нужны, и какой-нибудь смазливый дурак, для которого МЫ - всего лишь средство, становился НАШИМ лучшим другом. Весь мир МЫ видели как бы отраженным в кривом зеркале. МЫ неспособны были смотреть на вещи прямо, непосредственно. Все НАШИ суждения были невероятно искажены. МЫ неверно судили о людях, МЫ путали друзей и врагов, из простых смертных делали себе идолов, наделяя их безграничной властью над собой и своей жизнью. Главное в них качество для НАС - то, что МЫ им нравились; НАМ было совершенно неважно, что это за люди. Если одному из них МЫ разонравились, если НАМ дали отставку, если на НАС повысили голос, произнесли о НАС критическое суждение, если НАМ не звонили, МЫ чувствовали себя опустошенной. Какое-нибудь ничтожество для НАС вдруг становилось чуть ли не самым главным человеком в жизни. МЫ были окружены негодяями: в то время как МЫ бились изо всех сил, чтобы им понравиться, они вцепились в НАС , как паразиты, и сосали НАШУ кровь.
МЫ знакомились с мужчиной или с женщиной. НАШЕ суждение о нем или о ней основано было исключительно на внешности, потому что МЫ неспособны были заглянуть им внутрь, потому что в духовном смысле МЫ были близоруки. О характере человека МЫ судили по тому, как он одевается, как он выглядит, т. е. только по его внешности. МЫ считали , что ключ, который может помочь раскрыть перед НАМИ сущность, внутренний мир человека, кроется в манере одеваться и носить украшения, в прическе или даже в роде занятий.
МЫ влюблялись не в человека, а в красивый профиль и элегантную одежду. На самом деле у него всего один костюм и репутация честолюбца, для которого люди - ступеньки в его карьере. Но МЫ не замечали то, что видно невооруженным глазом. МЫ выворачивали действительность наизнанку. И даже когда он напрямую использовал НАС - просит, например, денег , познакомить его с твоими друзьями(нужными ему людьми), - МЫ продолжали думать, что он - воплощение совершенства. Когда он бросал НАС для женщины побогаче, для женщины, у которой больше связей, которая может покупать ему костюмы подороже, у которой есть дом в городе и дом в деревне, а не какая-то там квартира, - в этом некого винить, кроме НАС самих. МЫ совершили первую ошибку, МЫ сделали шаг не в ту сторону. МЫ не только составили неверное, ошибочное суждение, но и упорствовали в нем. 
МЫ витали в облаках; МЫ неспособны были правильно судить о людях и отношениях между ними. А когда истина обнаруживалась , удар для НАС был слишком силен, и страдания НАШИ были искренни и глубоки. НАМ были более близки и привычны мечтания о том, что могло бы быть, чем то, что существует в действительности. Каждый день МЫ фантазировали, не замечая, что творится вокруг, и разочарование, ожидающее НАС в конце концов, было неотвратимо.
НАМ не удалось получить свою толику любви родителей, которые не любили ни себя, ни друг друга, а потому и НАС не могли любить; МЫ привыкли к неудачам, привыкли всегда проигрывать, привыкли всегда быть жертвой. Какой бы талантливой и привлекательной МЫ ни были , как бы усердно ни трудились, неудачи, вечный проигрыш стали частью НАШЕЙ натуры. В победе МЫ всегда видели что-то неестественное, подозрительное. Как в любви НАМ всегда виделось какое-то отклонение от нормы, так и успех НАМ казался вещью немыслимой, ненормальной. Едва МЫ начинали побеждать, как тут же своими руками делали все, чтобы не допустить победы; стоило кому-нибудь полюбить НАС , МЫ обрывали с ним всякие отношения. Как в жизни, так и в любви МЫ были всегда жертва; изменить здесь что-нибудь НАМ было не по силам. Какую ситуацию в НАШЕЙ жизни ни возьми, МЫ всегда были не на высоте: даже на работе /в школе МЫ становились "шестеркой", т. е. продолжалось все то же: МЫ напрочь отрицали собственную самоценность; ты МЫ подчиняли свою волю требованиям других в надежде, что НАМ удастся завоевать их любовь и одобрение. И что бы МЫ ни делали, все было НАМ мало: и на работе, и дома, и в постели.
А раз МЫ были неспособны сказать "нет", то и тащили воз, выбиваясь из последних сил. НАШ начальник, например, просил остаться после работы: и МЫ, как дура, соглашались , хотя у НАС были совсем другие планы, да и вообще своих дел по горло; 
Подруга просила устроить у НАС на квартире маленькую вечеринку. Кончалось все тем, что МЫ бегали по магазинам, тратили свои деньги, готовили на целую ораву незнакомых и полузнакомых людей. Попросить Же ее помочь или дать денег МЫ стеснялись , а сама она не предлагала.
МЫ не могли сказать "нет" нечистоплотным предложениям; МЫ окружали себя людьми, которые помыкали НАМИ , - даже несимпатичные НАМ люди ухитрялись использовать НАС в своих целях; а уж начальники эксплуатировали НАС просто внаглую. МЫ так были устроены, что НАС почему-то влекло к таким людям, МЫ чуяли их за версту. И МЫ продолжали играть в эти игры снова и снова, каждый раз делая заведомо проигрышный ход, потому что других ходов просто не знаешь.
Обстоятельства довольно долго не давали НАМ передышки; жизнь держала НАС в черном теле. чтобы стать свободной, МЫ должны открытым взором и непредвзято посмотреть на свою жизнь и понять наконец, кем МЫ стали. 
МЫ придем к выздоровлению, МЫ одолеем всех своих Демонов; но пока нужно еще завершить процесс осознания. любая перемена в НАС , в НАШЕМ сознании -только к лучшему. МЫ сделали первые шаги к выздоровлению и продолжаем свой путь.
МЫ очень, очень хотели бы ребенка, но, похоже, у НАС на горизонте всего один мужчина, а он не хочет жениться и ни за что не женится на НАС . Ну почему у НАС вечно не как у всех? МЫ закрывали глаза и снова погружались в грезы: свадьба, подвенечное платье, обручальное кольцо, поздравления, цветы, музыка, медовый месяц на Карибских островах. А вместо этого - тошнота по утрам, мысли о ребенке, которого МЫ не могли себе позволить.
МЫ делали аборт, и, как всегда, его не было с НАМИ рядом. Неважно, почему он не пришел: МЫ ли не решились сказать ему или, наоборот, сказали, а он отнесся к известию более чем хладнокровно. Подавленная, МЫ возвращались домой, давали себе клятву, что отныне, пока не выйдем замуж, будем обязательно предохраняться… МЫ выжидали десять дней, пока снова можно будет лечь в постель с мужчиной, и все начиналось сначала: МЫ продолжали унижать свое тело и дух игрой в русскую рулетку.
В детстве НАС либо вовсе не замечали, либо постоянно ругали и наказывали - словами или действием, роли не играет -каждый день МЫ были существом, которое никто не принимает в расчет, словом, МЫ были гадким утенком. МЫ не могли предугадать, когда получим нагоняй в следующий раз и за что. А когда это случалось, НАМ становилось страшно, панический ужас охватывал все НАШЕ существо. А это значило опять выброс адреналина.
Став взрослой, МЫ превратились в героиню мыльной оперы: ежедневно у НАС были неприятности, ежедневно подскакивал адреналин в крови, ежедневно НАС окружали дурные актеры, играющие негодяев и подонков. И несмотря ни на что, ты МЫ терпеливо и упорно играли свою роль в ежедневном сериале, поистине достойном своей награды в этом жанре. Ведь это МЫ теряли возлюбленного, дом, работу, в конце концов, каплю за каплей жизнь, ведь это МЫ - та самая женщина, которую предают друзья, у которой муж алкоголик, игрок, вечно в долгах, хотя МЫ из кожи лезли вон, чтобы хоть как-то его направить на путь истинный.
 
Эта болезнь постоянно прогрессировала и медленно, мало-помалу убивала НАС , каждый день отрезала кусочек за кусочком НАШЕГО существа, кусочек за кусочком жизни; зависимость НАША все возрастала: зависимость от людей, которые отвергают НАС, зависимость от собственной боли, собственных страданий.
Вся жизнь НАША была настояна на постоянной и глубокой тревоге. Порой приходилось сомневаться в здравости НАШЕГО рассудка. Ежедневные приступы ненависти к себе самой сменялись приступами самобичевания. Из депрессии МЫ уже не вылезали. МЫ страдали от болезненных побочных явлений, вызванных пристрастием к наркотикам, алкоголю; МЫ страдали от лишнего веса, от последствий нескольких абортов. А мысли о неутоленных желаниях, несбывшихся ожиданиях -сколько мук они приносили ! 
Каждый раз, когда НАС снова отвергали, это происходило неслучайно; это очередное звено всей цепи предыдущих событий. И чем чаще НАС отвергали, тем сильней у НАС потребность испытать это снова. Чем больше была зависимость от отвергающего НАС партнера, тем хуже МЫ относились к себе самой, тем глубже была НАША тревога; у НАС было такое чувство, что повсюду таятся опасности; МЫ все больше отрывались от действительности. МЫ ощущали себя все более нездоровой. НАМ попадались только Неправильные мужчины, и МЫ привязывались к ним, как собачка; иногда они следовали один за другим. МЫ подавили в себе, МЫ похоронили собственное "я", свою личность, свои потребности, свои желания, свой дух, всю себя; свою жизнь МЫ бросили к ногам человека, которому не нужны; МЫ ждали взамен поддержки и одобрения, но тщетно. Каждый день для НАС - новая битва. НАС охватывало отчаяние. МЫ перепробовали все, чтобы НАШИ отношения давали хоть какие-то плоды. У НАС ничего не выходило, МЫ терялись , МЫ во всем винили себя - и в том, что МЫ ни на что неспособны, и в том, что МЫ плохая, и в том, что МЫ такая, какая МЫ есть.
Вся НАША жизнь сосредоточена была только вокруг него, НАМ было крайне важно знать все, что он говорит, что думает, что чувствует. МЫ боготворили его. Он становился НАШИМ идолом, НАШ собственный дух рядом с ним умирал. Если НАС спрашивали , как дела, МЫ начинали рассказывать про его дела, или как он относится к НАМ - хорошо или плохо. МЫ не совершали поступков, не действовали сама, а лишь реагировали на чужие поступки. МЫ пренебрегали собственными нуждами, духовными, физическими или эмоциональными. Понуждаемая болезненным желанием во что бы то ни стало добиться его, МЫ обрывали все остальные связи с миром и людьми. Радость, непринужденность, творческое начало, красота - все это уходило из НАШЕЙ жизни. МЫ утрачивали способность радоваться жизни, наслаждаться, отдыхать, улыбаться, смеяться. МЫ забывали само слово "веселье". Он стал богом НАШЕЙ съёжившейся вселенной, и этот бог не желал обращать на НАС свой взор. 
Мало-помалу, незаметно, каждый день НАША болезнь усиливалась . МЫ становились что-то уж подозрительно предрасположенной к длительным стрессам. Дух НАШ задыхался. НАШ извращенный ум захватывал НАС в ловушку порочных игр, в которых МЫ всегда проигрывали . Каждое мгновение МЫ испытывали боль. НАШЕ здоровье давало сбои. Болезнь начинала брать свое. МЫ получали первые тревожные звонки: болела спина, болела голова, расстраивался желудок, появлялись нелады с кишечником, МЫ чувствовали постоянную усталость, МЫ страдали бессонницей, возникали проблемы с кожей, аллергия, НАС мучила постоянная простуда, которую никак не удается вылечить.
Болезнь прогрессировала , полностью подрывая НАШЕ здоровье; болело все: и тело, и разум, и душа. Появлялись признаки еще более зловещих болезней: язвы желудка, скакало давление, начинались сердечные приступы, откуда ни возьмись возникали опухоли. Ухудшалось общее психологическое, эмоциональное и душевное состояние. МЫ все глубже и глубже погружались в депрессию, МЫ отрывались от действительности, МЫ ощущали полную безысходность, отсутствие надежды, упадок сил; НАС изматывали НАШИ неудачи, МЫ балансировали на грани нервного срыва, оттого что НАС постоянно шпыняли.
Зависимость от отвергающего НАС или недоступного партнера могла оказаться неизлечимой болезнью:Медленно и неуклонно НАШЕ существование сходило на нет. НАШЕ тело разрушалось . Разрушался НАШ разум. Разрушается НАШ дух.
 
низ
 
 

  • Наверх





Темы с аналогичным тегами Жили были МЫ

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика