Перейти к содержимому


Свернуть чат Чат Открыть чат во всплывающем окне

@  Kanrit : (23 Август 2019 - 09:16 ) kanrit
@  АСМ : (09 Январь 2017 - 12:05 ) С Новым Годом, господа ))

Фотография

Гендер

Гендер

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Barguzin

Barguzin

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 2 123 сообщений

Отправлено 02 Ноябрь 2018 - 10:54

Гендер
 
 
верх
 
МЫ имели гендерную травму, восходящую к детству
МЫ были физически не развиты, пассивны, одиноки, неагрессивны, равнодушны к играм, сторонились других девочек, которые казались НАМ угрожающими и притягательными
МЫ были смышлеными, не по годам развитыми, коммуникабельными и дружелюбными, артистичными
МЫ испытывали гендерную пустоту - результат комбинации врожденного темперамента и социального влияния, которое не отвечало НАШИМ специфическим потребностям 
МЫ нуждались в особом признании со стороны родителей и сверстников
МЫ уклонялись от необходимости идентифицировать НАС с матерью и женственностью
МЫ отвергали НАШУ пробуждающуюся женственность и занимали оборонительную позицию по отношению к ней
МЫ влюблялись в то, чего НАМ недоставало, МЫ искали это в других
МЫ устойчиво желали принадлежать к другому полу и настойчиво утверждали, что к нему принадлежим
МЫ настойчиво носили только типично мужественную одежду
МЫ явно предпочитали кросс-половые роли в ролевых играх и настойчиво представляли НАС в другом поле
МЫ интенсивно желали участвовать в играх и занятиях, свойственных противоположному полу
МЫ ярковыраженно предпочитали занятия, характерные для другого пола
МЫ не желали играть с другими девочками
МЫ предпочитали игры с машинками, инструментами и конструкторами играм с куклами и в дочки-матери
МЫ предпочитали грубые и подвижные игры с мальчишками из двора
МЫ стеснялись переодеваться в присутствии других женщин, но не стеснялись в присутствии мужчин; НАС стыдили за это мама и бабушка
МЫ испытывали дискомфорт при общении с матерью и недостаток привязанности к ней
МЫ боялись НАШЕЙ матери 
МЫ боялись сказать НАШЕЙ маме, что МЫ не любим её
НАША мать кричала на НАС и шлёпала НАС
НАША мать чрезмерно контролировала все НАШИ действия
НАШ отец НАМ всё разрешал
НАША мать настраивала против НАС НАШУ семью
НАША мать публично делала НАМ замечания и ругала НАС перед НАШИМИ друзьями
МЫ были сильно привязаны к НАШЕЙ матери
МЫ чувствовали НАС беспомощными без матери
Мать была для НАС первым объектом любви, она удовлетворяла все НАШИ первостепенные потребности 
МЫ развивали НАШУ женскую идентичность через взаимоотношения с матерью
МЫ воспринимали НАШЕ влагалище как чуждый, таинственный объект
НАМ не удалось идентифицировать НАШЕ влагалище
Став взрослыми, МЫ стали находить притягательными влагалища других женщин
МЫ бессознательно принимали решение отстраниться от НАШЕГО женского тела
НАШЕ поведение, голос, манеры были подчёркнуто мужественными
В возрасте 6-11 лет мы проявляли гендерно-неконформное поведение: МЫ отличались от других, у НАС не было близких приятелей одного с НАМИ пола 
У НАС были прохладные, отчужденные отношения с матерью
Мать чрезмерно опекала НАС
НАШИ отношения с матерью становились нездоровой взаимной созависимостью
НАША мать обращала слишком много энергии на НАС, используя НАС для восполнения своей потребности в любви и общении 
Избыточное материнское сострадание воодушевляло НАС оставаться в изоляции от сверстников НАШЕГО пола и благоприятствовало развитию НАШЕЙ жалости к НАМ
Вследствие изоляции НАШ пол становился загадочным для НАС, что закладывало основание для будущего эротического и романтического влечения к нему
МЫ испытывали разочарование в браке как институте, наряду со скепсисом по отношению к мужчине как полезному главе семьи
МЫ считали, что мужчинам нельзя доверять власть
НАША мать была экспрессивна, экстравертна, эмоциональна, отзывчива и принимала чрезмерно активное участие в НАШЕЙ жизни 
НАША мать прикладывала слишком много усилий - границы между ней и НАМИ оказывались размытыми
МЫ имели с матерью тесную эмоциональную связь
МЫ имели андрогинные фантазии
У НАС был страх перед женщинами
МЫ отвергали собственное тело
НАША женская сущность вызывала у НАС чувство неловкости
НАШИ отношения с матерью были настолько тесными, что становились нездоровыми и граничили с эмоциональным прелюбодеянием
МЫ были наперсницей матери
НАША мать часто целовала НАС в губы; МЫ чувствовали её язык, и НАМ было неприятно и неловко
НАША мать говорила с НАМИ о своих проблемах в браке, вместо того чтобы решать их с мужем
Она обращалась к НАМ за эмоциональной поддержкой и утешением, когда что-то не ладилось
В некоторых случаях поведение матери с НАМИ переходило в чувственность
МЫ чувствовали к матери одновременно и гнев, и признательность
МЫ чувствовали, что мать понимает НАС лучше, чем кто бы то ни было и одновременно недостаточно НАС понимает
НАС всячески старались отвратить от сближения с мальчиками, опасаясь слишком ранних половых контактов, чреватых болезнями, беременностью, отлыниванием от учёбы
Замкнутые, гордые, болезненно самолюбивые, колеблющиеся и самокритичные МЫ были скорее склонны отказаться от ненадежного успеха у мальчиков и пойти на интимное сближение с подругой, успокаивающее и облегчающее
МЫ считали НАШУ гомосексуальность врождённой
МЫ считали НАШУ гомосексуальность социально обусловленной
Родители говорили НАМ, что хотели иметь ребёнка другого пола
НАМ нравилось, что гомосексуалы занимают видное место в современной жизни, в основном ассоциируясь с людьми богемы и творчества; НАМ нравилось относить и НАС к этой категории
МЫ были уверены, что гомосексуалы умнее, тоньше, талантливее натуралов
МЫ наблюдали частые ссоры между родителями с применением насилия, провоцирующие отвращение к гетеросексуальным отношениям
МЫ испытывали страх перед мужчинами
На 4-7 месяцах внутриутробного развития плода был нарушен баланс мужских и женских гормонов из-за нахождения НАШЕЙ матери в депрессии, невротическом состоянии 
МЫ были особенно застенчивыми, робкими и нерешительными, со сниженной самооценкой
МЫ испытывали трудности в общении со сверстниками и ощущали НАШУ атипичность (мнимую), недостаточную женственность
У НАС происходила идеализация женского образа как крайне желанного и трудно достижимого
МЫ предпринимали попытки избавиться от гомосексуальности
МЫ сожалели о НАШЕЙ гомосексуальности
МЫ испытывали стыд, вину за НАШУ гомосексуальность
МЫ избегали мужчин
МЫ не знали, чему доверять - НАШЕМУ телу с признаками одного пола или НАШЕМУ духу с поведением и влечением другого
МЫ не хотели водиться с девчонками только лишь в силу властного характера, презрения к лишним эмоциям и желания командовать
Под маской сексуального меньшинства МЫ чувствовали НАС в безопасности
МЫ связывали элитарность и творчество с гомосексуальностью
НАС раздражала и одновременно притягивала мода на гомосексуальность
МЫ бессознательно распознавали гомосексуалов и бисексуалов
МЫ оправдывали активную социализацию, отсутствие друзей, НАШУ непонятость и отверженность со стороны общества, отсутствие интуиции и стремление отгородиться от окружающего мира НАШЕЙ гомосексуальностью
МЫ хотели свести счёты с жизнью из-за НАШЕЙ гомосексуальности
МЫ испытывали тяжелый психологический срыв из-за внутреннего конфликта НАШЕГО мозга, твердящего, что МЫ гетеросексуалы и НАШЕГО сознания, говорящего, что МЫ гомосексуалы
МЫ боялись, что о НАШЕЙ гомосексуальности узнают НАША семья, НАШИ друзья, в НАШЕЙ школе, в НАШЕМ универе
Находя в НАС внутреннего мужчину, МЫ сами превращались в мужчину
МЫ не умели открыть для НАС качества, которыми обладает мужчина и пользоваться ими, когда это необходимо, открыть и переживать их, не привязываясь и не превращаясь в мужчину
МЫ предавали НАС как женщину, МЫ не любили и не ценили НАШИ женские качества, НАШУ женскую природу
МЫ собирали информацию о гомосексуальной ориентации
МЫ имели стойкие фантазии и мечты об однополом сексе
МЫ общались с гей-сообществами
МЫ подавляли НАШУ сексуальность
МЫ переносили НАШИ обиды, болезненные чувства и нездоровое отношение, питаемые к родителю НАШЕГО пола, на всех без исключения его представителей; Неожиданно вспыхнувшее эротическое влечение к кому-либо из их числа было не чем иным, как подсознательным подавлением чувства ненависти, гнева и отверженности
МЫ инфантильно идеализировали НАШИХ подруг; У НАС появлялись сильные импульсы эротического желания к ним
МЫ гипердраматизировали фантазии в эротической сфере
МЫ не могли принять НАШЕГО отца как такового, побороть НАШУ антипатию к нему и желание ему отомстить
МЫ не могли отказаться от вмешательства матери в НАШУ жизнь и от ее инфантилизации НАС
МЫ не могли побороть в НАС тенденцию отвергать НАШУ мать и изменить антипатичное отношение к ней или эмоциональную дистанциированность
МЫ не могли освободиться от навязанной НАМ связи с отцом, не поддаваться желанию отца относиться к НАМ, как к своему другу-мужчине и не стремиться к достижениям, которые он от НАС ожидает
МЫ хотели избавиться от гомосексуальности
МЫ испытывали психологические трудности и моральные терзания, связанные с необходимостью признать НАШУ нестандартность и вступить в конфликт с нормами и ценностями большинства
МЫ скрывали НАШУ гомосексуальность
МЫ рассказывали всем о НАШЕЙ гомосексуальности
МЫ бравировали НАШЕЙ гомосексуальностью
МЫ делали из НАШЕЙ гомосексуальности проблему
МЫ не могли принять НАШУ гомосексуальность
МЫ хотели восстановить НАШУ женственность
У НАС был комплекс неполноценности
МЫ чувствовали неполноценность в отношении полоролевой самоидентификации
МЫ ощущали неполноценность в сравнении со сверстницами
У НАС были недостаточно женственные интересы, поведение и фигура
МЫ чувствовали НАС оторванными от мира женщин
МЫ ощущали НАС неумелыми и непривлекательными в сравнении с другими девочками
Другие девочки и женщины представлялись НАМ более женственными, более красивыми, грациозными, более близкими к девичьему идеалу женственности
Печальные, страдающие МЫ стремились, прежде всего, к контакту, к общению, НАМ требовалось понимание, сочувствие, приятие
МЫ чувствовали НАС очень одинокими 
Желание иметь преданного друга достигало у НАС очень высокой степени интенсивности
МЫ влюблялись неким особенным образом в НАШИХ сверстниц и в девушек постарше; Это была любовь на расстоянии. В любом случае эмоциональный подтекст был таков: «Это никогда не сбудется! Она никогда не обратит на НАС внимания и никогда не полюбит НАС» 
Жалость к НАМ стимулировала жажду душевного тепла и понимания
Острая потребность в душевности давала толчок эротическим фантазиям о близости с вызывающей восхищение подругой
НАМ хотелось прикоснуться к объекту НАШЕГО восхищения, погладить его, приласкаться к нему, побыть с ним рядом, ощутить с его стороны внимание и тепло
«Ах, она никогда не полюбит НАС!» — тосковали МЫ
МЫ воспринимали НАШЕ половое влечение как что-то навязчивое
Сексуальные чувства нередко поглощали всё НАШЕ внимание, все мысли, все силы
МЫ непрерывно искали возлюбленных
НАШИ однополые отношения не длились в течение хотя бы нескольких лет
Невротическая потребность постоянно жаловаться крепко держала НАС в своих тисках и всё время заставляла искать новые иллюзии
МЫ мёртвой хваткой держались за партнёра, а с другой — у НАС не было подлинного интереса к этому партнеру, МЫ, попросту говоря, были равнодушны к нему
МЫ страдали от компульсивной жалости к НАМ
МЫ жаждали внимания: МЫ приставали к окружающим, чтобы привлечь их внимание; МЫ неосознанно выставляли НАС жертвами и просили у окружающих помощи, защиты и сочувствия; МЫ навязывали НАС НАШЕМУ окружению; МЫ тиранили окружающих; МЫ очень хотели, чтобы на НАС обратил внимание объект НАШИХ желаний
Все НАШИ мысли и чувства вертелись вокруг НАШЕГО эго
У НАС отсутствовал подлинный интерес к другим людям, способность любить
Эмоциональный инфантилизм заставлял НАС действовать и мыслить, как это делают дети
МЫ страдали от недостатка понимания со стороны матери
МЫ находились в зависимости от матери и в то же время затевали с нею бесконечные ссоры, чтобы излить НАШЕ раздражение против нее
МЫ воспринимали мужчин через призму ненависти, зависти, страха и обиды
МЫ чувствовали НАС неловко в женственной одежде
НАША мать не сформировала у НАС чувства уверенности в НАС и женского достоинства
У НАС не было глубоких личностных и доверительных взаимоотношений с матерью: у НАС не было общих женских интересов, МЫ никогда не занимались вместе женской работой
НАШ отец видел в НАС источник помощи и поддержки, как бы материнскую фигуру; Он восхищался НАМИ и ставил в привилегированное положение, но, фактически, таким поведением он просто покупал НАШИ внимание и преданность
Негативные чувства по отношению к отцу, а также гиперкомпенсирующие мужские стремления, помогающие соответствовать отцовским стандартам и таким образом добиться его признания, переросли у НАС в невротический комплекс
МЫ чувствовали НАС неуверенно в сфере женственности; Гиперкомпенсирующей реакцией на это и были НАШИ беззаботность и равнодушие, желание командовать и доминировать, старание превзойти мальчиков в мужественности, пренебрежении опасностью, агрессивности, грубости и резкости в поведении
У НАС появлялось демонстративное презрение к женственному поведению, женской одежде и домашним делам
НАША гиперкомпенсаторная мужская уверенность в НАС, напористость и желание самоутвердиться были отмечены некоторой неестественностью: они были преувеличены, и за ними всегда можно было почувствовать эмоциональное напряжение
МЫ чувствовали в НАС избыток агрессии и страх перед мужчиной
НАМ было трудно признать НАШУ принадлежность к женскому полу, НАШУ сексуальность и детородную функцию, так как для НАС женственность и обладание влагалищем ассоциировалась с пыткой и убийством
МЫ не хотели знать о маминой боли, НАМ просто была нужна её любовь; С ней МЫ никогда не чувствовали НАС в безопасности, она только грузила НАС своими проблемами, у НАС оставалась только боль
Влюбляясь в другую женщину, МЫ на самом деле искали как бы воссоединения с НАМИ
НАША мать передала НАМ свои негативные эмоции по отношению к мужчинам
МЫ искали сердечность и душевную близость в другой женщине
НАШЕ общество особо поощряло мужское начало – силу, доминирование, достижения, борьбу; В результате у НАС образовался невротический разрыв с НАШЕЙ истинной натурой
МЫ подавляли внутренние раны, боль и начинает отождествлять НАС с мужским началом; Неисцеленные раны женской души приводили к тому, что МЫ становились агрессивными и громкими, привлекающими внимание
НАША мать не уважало женщину в самой себе, становилась недоступной, сеющей тоску и уныние, легко впадала в депрессию, была раздраженной, навязчивой; Она передавала НАМ страдания своей женской души, и это причиняло НАМ боль
МЫ придавали НАШЕЙ эмоциональной связи с девушкой сексуальный оттенок; НАМ казалось, что МЫ испытываем сексуальные ощущения при общении с ней
МЫ считали, что у НАС не может быть детей, раз МЫ гомосексуальны
Для НАС эмоциональная тяга играла более значительную роль, чем сексуальная
У НАС были сильные привязанности к девушкам, замешанные на страхе и тревоге
НАШИ отношения с девушками были крайне переполненными эмоциями, конфликтами, ревностью, сверхсобственничеством и разнообразными видами манипулятивного поведения
МЫ хотели быть замеченными девушкой, МЫ хотели быть для нее особенными, и это "хочу" просто полностью поглощало НАШ рассудок
Женщины представлялись НАМ талантливыми и желанными, в то время как мужчины воспринимались НАМИ как люди второго сорта, сексуально озабоченные и ни на что не годные
МЫ обладали гиперчувствительностью, сильными креативными способностями, хорошим эстетическим вкусом, повышенной тревожностью
С очень раннего возраста МЫ чувствовали НАС другими
МЫ были застенчивы, неуютно чувствовали НАС, когда НАШИ сверстники затевали типичную возню; НАМ больше нравилось чтение и искусство
МЫ считали, что НАША гомосексуальность не поддаётся изменению
МЫ обижались, когда НАМ говорили, что МЫ сами выбрали НАШУ сексуальную ориентацию
МЫ считали, что МЫ родились, имея гей-ген
МЫ не могли и не хотели быть мужчиной, МЫ не хотели и не могли быть и полностью женщиной; поэтому МЫ оставались в НАШЕМ андрогинном мире, в потайном уголке НАШИХ фантазий
Вместо того чтобы пытаться обрести НАШУ собственную женственность, порождающую силу, вместо того, чтобы двигаться вовне, попытаться воздействовать на мир, МЫ предпочитали остаться в роли мечтательной маленькой пай-девочки
МЫ были отстранены не только от матери и других девочек, но и от собственной женственности и НАШЕГО женского тела
МЫ пытались исцелиться через другую женщину; МЫ искали в ней собственную потерянную женственность
В раннем подростковом возрасте неосознанное побуждение заполнить эмоциональный вакуум, потребность быть связанными с НАШЕЙ женственностью, воспринимались НАМИ как гомоэротическое желание; Тогда в первый раз в НАШЕЙ жизни МЫ, одинокие, отчужденные встречали через гей-романы в библиотеках, телевизионных персонажей или чаты людей, которые разделяли те же самые чувства; Но МЫ получали не только сочувствие; вместе с сочувствием приходил целый багаж новых идей и представление о сексе, гендере, человеческих взаимоотношениях, физических отношениях и судьбе; Вслед за этим МЫ проходили через стремительное, эйфорическое переживание, своеобразный псевдо-обряд инициации, называемый «выход из подполья»; Но это была выдуманная роль, призванная отвлечь НАС от более глубокого, более болезненного вопроса собственной идентичности
МЫ сменили роль уступчивой пай-девочки, которую играли в детстве, на роль сексуального аутсайдера
Принимая ярлык лесбиянки, становясь полноправным членом в гей-субкультуре, МЫ получали поддержку и подкрепление гей-сообщества и снимали с НАС груз нерешённых проблем
МЫ считали НАС пустым местом, МЫ не находил НАМ места в этом мире
НАС постоянно занимали самые нежные чувства к сестре
МЫ не желали следовать традиционно женской социальной модели поведения, в том числе и в сексе
У НАС было неприятие мужчин, возникшее вследствие детских, подростковых и более поздних психологических травм
Вследствие глубокой мужефобии МЫ отвергали маскулинность партнера даже на уровне имиджа и поведения, предпочитая феминных партнерш
МЫ чувствовали одновременно отвращение к мужчинам и слишком страстную любовь к отцу
Неприятие предписанных норм поведения, неуемная тяга к экстравагантности откладывала отпечаток на все стороны НАШЕЙ личности, в том числе и на сексуальность
НАС не привлекали мужчины, секс с ними казался НАМ неинтересным и неприятным, тогда как женщины вызывали эротический интерес
Нестандартные вкусы во всём - неотъемлемая черта НАШЕЙ личности
В партнере МЫ любили НАС - НАШЕ зеркальное отражение, черты противоположного пола вызывали у НАС равнодушие или отвращение
В отношениях с «половинкой» у НАС, как правило, было мало страсти, однако нежная привязанность достигала уровня симбиоза 
В подростковом возрасте МЫ переживали любовь к подругам хоть и платонического толка, но иногда такой силы, что возникала почти физическая тяга, зависимость и вовлеченность 
НАМ была безумно интересна гей-культура
У НАС были друзья геи, лесбиянки и бисексуалы, МЫ хотели быть похожими на них
МЫ желали вступить в гомосексуальный брак, чтобы противопоставить НАС обществу, семье, поклонникам, мужчинам
МЫ излишне романтизировали НАШИ отношения с девушками
МЫ чувствовали, что НАШЕ влечение к девушкам болезненно, но МЫ не могли с ним совладать
 
низ
 
 

  • Наверх





Темы с аналогичным тегами Гендер

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика