Перейти к содержимому


Свернуть чат Чат Открыть чат во всплывающем окне

@  АСМ : (09 Январь 2017 - 12:05 ) С Новым Годом, господа ))
@  Logos : (09 Январь 2017 - 01:27 ) Всем привет!

Фотография

Жалость к себе

Жалость к себе

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Barguzin

Barguzin

    Продвинутый пользователь

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • 1 759 сообщений

Отправлено 15 Июнь 2018 - 10:14

Жалость к себе
 
 
верх
 
Нам говорили, что жалеть самого себя плохо и неприлично
Другому говорили, что жалеть самого себя плохо и неприлично
Нам говорили, что это свидетельство излишнего себялюбия и слабости
Другому говорили, что это свидетельство излишнего себялюбия и слабости
Нам говорили, что жалеть других – хорошо, поскольку это свидетельство альтруизма и, соответственно, «силы»
Другому говорили, что жалеть других – хорошо, поскольку это свидетельство альтруизма и, соответственно, «силы»
Мы научились стыдиться, скрывать и подавлять свою жалость к себе
Другой научился стыдиться, скрывать и подавлять свою жалость к себе
Мы заблокировали ее, но она работала практически беспрерывно и выросла в могучее чувство
Другой заблокировал ее, но она работала практически беспрерывно и выросла в могучее чувство
Мы жалели других, для того, что бы нас потом пожалели
Другой жалел других, для того, что бы его потом пожалели
Мы спасали себя от предела физических и психических нагрузок
Другой спасал себя от предела физических и психических нагрузок
Мы боялись идеи смерти, мысли о смерти и страдали даже в ситуации полной безопасности
Другой боялся идеи смерти, мысли о смерти и страдал даже в ситуации полной безопасности
Мы переживали вынужденное бессилие в своей социальной жизни
Другой переживал вынужденное бессилие в своей социальной жизни
Мы давно привыкли к почти неосознаваемой тяжести в груди
Другой давно привык к почти неосознаваемой тяжести в груди
Наше солнечное сплетение никогда не расслаблялось полностью
Другого солнечное сплетение никогда не расслаблялось полностью
Наша жалость к себе ныла внутри без перерывов, пребывая где-то на грани осознаваемого внутреннего пространства
Другого жалость к себе ныла внутри без перерывов, пребывая где-то на грани осознаваемого внутреннего пространства
Мы всегда были готовы страдать и жалеть себя, жалеть и сострадать кому-то
Другой всегда был готов страдать и жалеть себя, жалеть и сострадать кому-то
Мы совершали добрые дела – иногда полезные, иногда бесполезные, и испытывали удовлетворение в любом случае, даже если наш поступок не принес никакой пользы ближнему
Другой совершал добрые дела – иногда полезные, иногда бесполезные, и испытывал удовлетворение в любом случае, даже если его поступок не принес никакой пользы ближнему
Мы были просто обязаны убеждать себя, что действительно жалеем других людей
Другой был просто обязан убеждать себя, что действительно жалеет других людей
Наша жалость сменялась чёрствостью и даже жестокостью
Другого жалость сменялась чёрствостью и даже жестокостью
Наше безразличие и погружённость в себя сменялись приступом сострадания
Другого безразличие и погружённость в себя сменялись приступом сострадания
Мы жалели себя сами, когда пожалеть нас было некому, и зацикливались на этом
Другой жалел себя сам, когда пожалеть его было некому, и зацикливался на этом
Нам было себя жалко «Но, вы этого не увидите, – ведь вам нет до нас никакого дела»
Другому было себя жалко «Но, вы этого не увидите, – ведь вам нет до меня никакого дела»
Нас тут обидели, и тут обошли, и тут недооценили…
Другого тут обидели, и тут обошли, и тут недооценили…
Мы боялись ответственности и искали для себя убежища и опеки
Другой боялся ответственности и искал для себя убежища и опеки
Мы боялись своего окружения и любого посягательства на себя и свои ценности
Другой боялся своего окружения и любого посягательства на себя и свои ценности 
Мы скрывались от страха под своими социальными масками
Другой скрывался от страха под своими социальными масками
Мы ощущали бессилие перед давлением социума и боялись своих, боялись чужих, боялись себя
Другой ощущал бессилие перед давлением социума и боялся своих, боялся чужих, боялся себя
Мы боялись любых перемен в себе и окружающем мире
Другой боялся любых перемен в себе и окружающем мире
Мы боялись быть прижатыми к стене или загнанными в угол
Другой боялся быть прижатым к стене или загнанным в угол
Наша жалость к себе стала универсальной реакцией на любое не подтверждение нашей РОЛИ
Другого жалость к себе стала универсальной реакцией на любое не подтверждение его РОЛИ
Мы испытывали иногда короткие, иногда затяжные, более сильные или относительно слабые отзывы жалости к себе на удары по своему самолюбию
Другой испытывал иногда короткие, иногда затяжные, более сильные или относительно слабые отзывы жалости к себе на удары по своему самолюбию
Мы жалели себя при ущемлении нашего чувства собственной важности и оправдывали себя тем, что унижены другими и чувствуем себя недостойными
Другой жалел себя при ущемлении его чувства собственной важности и оправдывал себя тем, что унижен другими и чувствует себя недостойным
Мы были униженными в своих глазах перед другими, мы чувствовали себя недостойными – перед собой
Другой был униженным в своих глазах перед другими и чувствовал себя недостойным – перед собой
Мы боролись со своей жалостью к себе и незаметно впадали в крайность – ненависть к себе
Другой боролся со своей жалостью к себе и незаметно впадал в крайность – ненависть к себе
Мы ненавидели себя за лень, за слабость, за сентиментальность, мы заставляли себя и доказывали себе, что мы не такие, что мы сильные и крутые
Другой ненавидел себя за лень, за слабость, за сентиментальность и заставлял себя и доказывал себе, что он не такой, что он сильный и крутой
Мы тренировали физическую силу, мы тренировали свою волю – мы «сжимали» себя в кулак
Другой тренировал физическую силу, тренировал свою волю – «сжимал» себя в кулак
Мы доказывали свои способности, мы заставляли себя терпеть
Другой доказывал свои способности и заставлял себя терпеть
Мы «раскачивались» от ощущения своего могущества к ощущению своего бессилия
Другой «раскачивался» от ощущения своего могущества к ощущению своего бессилия
Мы словно говорили невидимому наблюдателю: «Видишь, до чего ты меня довел? Видишь, на что я иду?»
Другой словно говорил невидимому наблюдателю: «Видишь, до чего ты меня довел? Видишь, на что я иду?»
Мы постоянно ждали подтверждения того, что нас любят, нас ценят, что мы – «самые» лучшие, добрые, умные, красивые, сильные и т.д.
Другой постоянно ждал подтверждения того, что его любят, его ценят, что он – «самый» лучший, добрый, умный, красивый, сильный и т.д.
Мы дружили с теми, кто подтверждал нам, что мы «самые»…
Другой дружил с теми, кто подтверждал ему, что он «самый»…
Мы «уносили ноги» от тех, кто говорил нам «Ты должен измениться!», «Ты плохо и мало работаешь!», «Ты не реализовал себя»
Другой «уносил ноги» от тех, кто говорил ему «Ты должен измениться!», «Ты плохо и мало работаешь!», «Ты не реализовал себя»
Мы фиксировали свое восприятие, закрепляли чувства и эмоции, мы бесконечно повторяли свои шаблоны поведения
Другой фиксировал свое восприятие, закреплял чувства и эмоции, он бесконечно повторял свои шаблоны поведения
Мы убегали в себя и мысленно отвечали неприятным собеседникам, доказывали свою безусловную правоту, приводили оправдания и аргументы
Другой убегал в себя и мысленно отвечал неприятным собеседникам, доказывал свою безусловную правоту, приводил оправдания и аргументы
Мы впадали в состояние мрачной обиды на весь свет и доводили себя до такой степени угнетённости, что погружались в подлинную депрессию
Другой впадал в состояние мрачной обиды на весь свет и доводил себя до такой степени угнетённости, что погружался в подлинную депрессию
Мы не могли выйти из мрачного настроения
Другой не мог выйти из мрачного настроения
У нас в голове крутилось и бесконечно повторялось «Меня обидели», «меня обидели», «меня обидели», – и, разумеется, обидели несправедливо
У другого в голове крутилось и бесконечно повторялось «Меня обидели», «меня обидели», «меня обидели», – и, разумеется, обидели несправедливо
Мы прислушивались к голосу жалости, которая нас предупреждала о грядущих неприятностях, либо напоминала о прошедших
Другой прислушивался к голосу жалости, которая его предупреждала о грядущих неприятностях, либо напоминала о прошедших
Наша жалость «охраняла» нас и при этом подтачивала здоровье и силы
Другого жалость «охраняла» его и при этом подтачивала здоровье и силы
Наша жалость фиксировала наше внимание на том, что плохо, что мало, что несправедливо
Другого жалость фиксировала его внимание на том, что плохо, что мало, что несправедливо
Наша жалость к себе все время требовала подтверждения нашей важности и оскорблялась, если нам не говорили «Что бы там ни было, а ты лучше всех!»
Другого жалость к себе все время требовала подтверждения его важности и оскорблялась, если ему не говорили «Что бы там ни было, а ты лучше всех!»
Мы постоянно чувствовали себя нуждающимися в помощи и утешении – физическом, моральном, психологическом, каком угодно
Другой постоянно чувствовал себя нуждающимся в помощи и утешении – физическом, моральном, психологическом, каком угодно
Мы постоянно стремились опереться на чьи-то плечи. Родители, близкие, друзья, – все должны были нас гладить по головке
Другой постоянно стремился опереться на чьи-то плечи. Родители, близкие, друзья, – все должны были его гладить по головке
Наша жалость к себе нам нашептывала – «ты достоин лучшего обращения, ты заслуживаешь лучших условий, они к тебе не справедливы…»
Другого жалость к себе ему нашептывала – «ты достоин лучшего обращения, ты заслуживаешь лучших условий, они к тебе не справедливы…»
Мы жалели себя из-за поступков, которые совершили сами, но не хотели брать на себя ответственность за результат
Другой жалел себя из-за поступков, которые совершил сам, но не хотел брать на себя ответственность за результат
Мы сталкивались с проблемой выбора, как реагировать и поступать, и наша жалость к себе, была нашим главным советчиком
Другой сталкивался с проблемой выбора, как реагировать и поступать, и его жалость к себе, была его главным советчиком
Мы редко или никогда не осознавали свои мотивации и системы мотивов, а просто жили по своим шаблонам
Другой редко или никогда не осознавал свои мотивации и системы мотивов, а просто жил по своим шаблонам
Мы действовали в соответствии с той ролью или статусом, который был актуален для нас в момент действия
Другой действовал в соответствии с той ролью или статусом, который был актуален для него в момент действия
Мы обижались, если кто-то играл не по нашим правилам
Другой обижался, если кто-то играл не по его правилам
Мы считали, что мы имеем право и нам должны все без исключения
Другой считал, что он имеет право и ему должны все без исключения
Наша жалость к себе поднимала голову и требовала справедливости, если кто-то позволял себе делать по-своему, а не по-нашему
Другого жалость к себе поднимала голову и требовала справедливости, если кто-то позволял себе делать по-своему, а не по-его
Мы всегда знали, что лучше всех разбираемся в чем-то и поэтому имеем право указывать
Другой всегда знал, что лучше всех разбирается в чем-то и поэтому имеет право указывать
Мы всегда знали, что нам таким великолепным, все очень много чего задолжали – любви, внимания, одобрения и пр.
Другой всегда знал, что ему такому великолепному, все очень много чего задолжали – любви, внимания, одобрения и пр.
Мы страдали из-за несправедливости того, что другому достается больше
Другой страдал из-за несправедливости того, что другому достается больше
Мы жалели себя из-за того, что другому везет по жизни, а к нам жизнь несправедлива
Другой жалел себя из-за того, что другому везет по жизни, а к нему жизнь несправедлива
Мы жалели себя, если другому сопутствует успех, удача
Другой жалел себя, если другому сопутствует успех, удача
Мы жалели себя и страдали, если кого-то любили больше, сильнее, чем нас
Другой жалел себя и страдал, если кого-то любили больше, сильнее, чем его
Наша жалость к себе взывала к отмщению и требовала наказания для тех, кто нас недостаточно ценил, любил, поддерживал
Другого жалость к себе взывала к отмщению и требовала наказания для тех, кто его недостаточно ценил, любил, поддерживал
Наша жалость к себе говорила – они просто ничтожества по сравненью с тобой великолепным
Другого жалость к себе говорила – они просто ничтожества по сравненью с тобой великолепным
Наша жалость к себе говорила – ты должен доказать, что право имеешь
Другого жалость к себе говорила – ты должен доказать, что право имеешь
Наша жалость к себе говорила – тебя используют и «имеют», где твоя гордость?
Другого жалость к себе говорила – тебя используют и «имеют», где твоя гордость?
Мы были бесконечно лицемерны по отношению к обществу и по отношению к самим себе
Другой был бесконечно лицемерен по отношению к обществу и по отношению к самому себе
Мы скрывали от самих себя то, насколько самолюбивы – до мелочности, до пустяков
Другой скрывал от самого себя то, насколько самолюбив – до мелочности, до пустяков
Мы не упускали ни одного шанса, что бы доказать свое превосходство над другими
Другой не упускал ни одного шанса, что бы доказать свое превосходство над другими
Наша самооценка основывалась на сравнениях и стремительно падала, если кто-то казался нам лучше, чем мы
Другого самооценка основывалась на сравнениях и стремительно падала, если кто-то казался ему лучше, чем он
Наша жалость к себе возмущалась и требовала «опустить» другого, что б знал свое место
Другого жалость к себе возмущалась и требовала «опустить» другого, что б знал свое место
Мы постоянно ощущали угрозу и нуждались в защите
Другой постоянно ощущал угрозу и нуждался в защите
Мы нападали, так как это лучшая защита
Другой нападал, так как это лучшая защита
Нам было жалко себя
Другому было жалко себя
Мы требовали для себя покоя и нападали на других
Другой требовал для себя покоя и нападал на других
Мы не чувствовали, что угроза находится в нашей голове
Другой не чувствовал, что угроза находится в его голове
Нам ни до кого не было дела - по настоящему
Другому ни до кого не было дела - по настоящему
Нам только казалось, что мы такие великие и всем от нас чего-то надо
Другому только казалось, что он такой великий и всем от него чего-то надо
Мы доказывали свою нужность сами себе
Другой доказывал свою нужность сам себе
Мы боялись того, что никому не нужны
Другой боялся того, что никому не нужен
Наша важность росла вместе с нужностью
Другого важность росла вместе с нужностью
Нам было приятно чувствовать себя незаменимыми
Другому было приятно чувствовать себя незаменимым
Нас ужасала мысль, что нас могут заменить кем-то, и мы наращивали свою нужность
Другого ужасала мысль, что его могут заменить кем-то, и он наращивал свою нужность
Мы не хотели знать, что всегда поступаем в своих интересах и делаем только то, что нам выгодно
Другой не хотел знать, что всегда поступает в своих интересах и делает только то, что ему выгодно
Наша жалость к себе всегда находила нам оправдания
Другого жалость к себе всегда находила ему оправдания
Мы всегда были без вины виноватыми и невинно пострадавшими, - так нам говорила наша жалость
Другой всегда были без вины виноватым и невинно пострадавшим, - так ему говорила его жалость
Наша жалость к себе – всегда находила кого-то, кто виноват в наших бедах и несчастьях
Другого жалость к себе – всегда находила кого-то, кто виноват в его бедах и несчастьях
Наша жалость к себе исполняла для нас функцию заботы и бегства от боли
Другого жалость к себе исполняла для него функцию заботы и бегства от боли
Наша жалость к себе делала нас нетерпеливыми и ленивыми
Другого жалость к себе делала его нетерпеливым и ленивым
Мы думали «Будет результат или нет - еще не известно, а чтобы задницу от стула оторвать… - ломает...»
Другой думал «Будет результат или нет - еще не известно, а чтобы задницу от стула оторвать… - ломает...»
Мы думали «Как же так! Я любимый - и вдруг не получил нужного прямо сразу! Это что же, я должен результата ждать еще целую секунду?!!» 
Другой думал «Как же так! Я любимый - и вдруг не получил нужного прямо сразу! Это что же, я должен результата ждать еще целую секунду?!!»
 
Наша жалость к себе была корнем потакания своим страхам и слабостям
Другого жалость к себе была корнем потакания его страхам и слабостям
Наша жалость к себе снимала с нас ответственность и охраняла нашу инфантильность
Другого жалость к себе снимала с него ответственность и охраняла его инфантильность
Наша жалость к себе становилась интенсивной, если мы вынуждены были что-то делать, куда-то двигаться, что-то менять, и мы мучительно страдали
Другого жалость к себе становилась интенсивной, если он вынужден был что-то делать, куда-то двигаться, что-то менять, и он мучительно страдал
Наша жалость к себе манила «утешительными призами» - безопасностью, застоем, минимумом усилий и максимумом заботы, ласки, подчиненности кому-то
Другого жалость к себе манила «утешительными призами» - безопасностью, застоем, минимумом усилий и максимумом заботы, ласки, подчиненности кому-то
Мы жили под лозунгом жалости к себе «Не хочу действовать, делать, напрягаться. Все достало…»
Другой жил под лозунгом жалости к себе «Не хочу действовать, делать, напрягаться. Все достало…»
Мы выбирали пассивность и лень, любое напряжение, усилие выводило нас из себя
Другой выбирал пассивность и лень, любое напряжение, усилие выводило его из себя
Мы хотели, что бы все было легко и просто – само собой, без усилий
Другой хотел, что бы все было легко и просто – само собой, без усилий
Мы усилием воли и терпения насиловали себя долгое время
Другой усилием воли и терпения насиловал себя долгое время
Мы боролись сами с собой и вели внутреннюю войну
Другой боролся с собой и вел внутреннюю войну
Мы скрывали мотивы, реакции, цели, задачи и стратегии
Другой скрывал мотивы, реакции, цели, задачи и стратегии
Мы использовали системы запретов и подавлений для достижения успеха в своей роли и поведении
Другой использовал систему запретов и подавлений для достижения успеха в своей роли и поведении
Мы боялись, что наше терпение лопнет и мы не выдержим
Другой боялся, что его терпение лопнет и он не выдержит
Нам было очень жалко себя, потому, что нам надо было терпеть
Другому было очень жалко себя, потому, что ему надо было терпеть
Мы жили стиснув зубы и наше терпение истощалось
Другой жил стиснув зубы и его терпение истощалось
Мы ненавидели все и всех, что должны были терпеть
Другой ненавидел все и всех, что должен был терпеть
Мы терпели боль физическую и душевную
Другой терпел боль физическую и душевную
Мы гордились своей терпеливостью
Другой гордился своей терпеливостью
Мы стыдились и скрывали свое нетерпение и нетерпимость
Другой стыдился и скрывал свое нетерпение и нетерпимость
Мы осуждали тех, кто потерпеть не может
Другой осуждал тех, кто потерпеть не может
Мы презирали тех, кто все время жалеет себя
Другой презирал тех, кто все время жалеет себя
Мы жалели себя за то, что терпим тех, кто жалеет себя
Другой жалел себя за то, что терпит тех, кто жалеет себя
Мы боялись, что мы взорвемся, как 300 тонн тротила
Другой боялся, что он взорвется, как 300 тонн тротила
Мы скопили в себе огромное напряжение и боялись потерять контроль над собой
Другой скопил в себе огромное напряжение и боялся потерять контроль над собой
Мы насиловали свою волю и протестовали против неволи и принуждения
Другой насиловал свою волю и протестовал против неволи и принуждения
Наша жалость к себе, говорила – «Ну, сколько можно терпеть? Это невыносимо…»
Другого жалость к себе, говорила – «Ну, сколько можно терпеть? Это невыносимо…»
Мы терпели противоречие между тем, какие мы были на самом деле и тем, кем хотели казаться
Другой терпел противоречие между тем, каким он был на самом деле и тем, кем хотел казаться
Мы не выдерживали напора того, что сдерживали и взрывались яростью к окружающему
Другой не выдерживал напора того, что сдерживал и взрывался яростью к окружающему
Мы чувствовали себя очень плохими, но хотели, старались быть хорошими
Другой чувствовал себя очень плохим, но хотел, старался быть хорошим
Наши чувства не соответствовали словам, а мысли не соответствовали делам
Другого чувства не соответствовали словам, а мысли не соответствовали делам
Мы стремились говорить то, что чувствуем и делать то, что думали - и нам удавалось это
Другой стремился говорить то, что чувствует и делать то, что думает - и ему удавалось это
Мы стремились говорить то, что чувствуем и делать то, что думали - и нам не удавалось это
Другой стремился говорить то, что чувствует и делать то, что думает - и ему не удавалось это
Мы играли в «славного парня» и боялись говорить правду, что б не обидеть кого-то
Другой играл в «славного парня» и боялся говорить правду, что б не обидеть кого-то
Мы боялись говорить правду и врали, для того, что бы нас любили
Другой боялся говорить правду и врал, для того, что бы его любили
Нам было страшно, что нас посчитают плохим и отвергнут
Другому было страшно, что его посчитают плохим и отвергнут
Мы заранее себя жалели и думали, что жалеем другого
Другой заранее себя жалел и думал, что жалеет другого
Мы были в гармонии с собой
Другой был в гармонии с собой
Мы были фальшивы, лицемерны и притворялись
Другой был фальшив, лицемерен и притворялся
Мы боялись безжалостности других к себе
Другой боялся безжалостности других к себе
Мы стыдились своей безжалостности к другим
Другой стыдился своей безжалостности к другим
Мы боролись со своей жалостью, и наша важность росла в наших глазах, а безжалостность становилась разрушительной 
Другой боролся со своей жалостью, и его важность росла в его глазах, а безжалостность становилась разрушительной
Мы безжалостность перепутали с жестокостью
Другой безжалостность перепутал с жестокостью
Мы стали ожесточенными по отношению к другим и жалостливыми по отношению к себе
Другой стал ожесточенным по отношению к другим и жалостливым по отношению к себе
Мы гордились тем, что видим изнанку других и знаем их подлинные мотивы
Другой гордился тем, что видит изнанку других и знает их подлинные мотивы
Мы были презрительны и высокомерны к «непроработанным» и жалели себя из-за того, что нас окружают такие убогие личности
Другой были презрителен и высокомерен к «непроработанным» и жалел себя из-за того, что его окружают такие убогие личности
Наша психика бурно реагировала на то, что другие не понимают нас и не ценят – ведь мы стали такими крутыми перцами
Другого психика бурно реагировала на то, что другие не понимают его и не ценят – ведь он стал таким крутым перцем
Мы жалели себя из-за того, что нам открылась вся правда о людях и разрушились идеализации 
Другой жалел себя из-за того, что ему открылась вся правда о людях и разрушились идеализации
Наша «трезвость» порождала агрессию и ненависть к себе и другим
Другого «трезвость» порождала агрессию и ненависть к себе и другим
Мы считали, что имеем право заставлять других работать над собой
Другой считал, что имеет право заставлять других работать над собой
Мы считали, что должны «открыть глаза» другим на всю правду о них
Другой считал, что должен «открыть глаза» другим на всю правду о них
Нам было обидно, что нас не ценят за нашу работу над собой
Другому было обидно, что его не ценят за его работу над собой
Мы автоматически присвоили себе право указывать другим, а не себе
Другой автоматически присвоил себе право указывать другим, а не себе
Мы желали переделывать других под себя
Другой желал переделывать других под себя
Наша жалость к себе говорила – «они» должны измениться, иначе ты не выдержишь их ограниченности и примитивности и останешься один, без компании
Другого жалость к себе говорила – «они» должны измениться, иначе ты не выдержишь их ограниченности и примитивности и останешься один, без компании
Мы были полностью безответственны и игнорировали Реальность
Другой был полностью безответственен и игнорировал Реальность
Мы были условностью для Мира, фикцией, «капризом» который сегодня имеет значение, а завтра не существует
Другой был условностью для Мира, фикцией, «капризом» который сегодня имеет значение, а завтра не существует
Наша Реальность была симметрична нам, и мы принимали факт Бытия
Другого Реальность была симметрична другому, и он принимал факт Бытия
Мы были не симметричны Реальности и игнорировали факт Бытия
Другой был не симметричен Реальности и игнорировал факт Бытия
Мы утратили свою чуткость и бережность в отношениях с Миром
Другой утратил чуткость и бережность в отношениях с Миром
Мы были ограниченны и озлоблены своими представлениями и мнениями
Другой был ограничен и озлоблен своими представлениями и мнением
Мы были «зашорены» жалостью к себе и страдали не столько от боли, сколько по ее поводу
Другой был «зашорен» жалостью к себе и страдал не столько от боли, сколько по ее поводу
Мы переживали не в связи с тем, что есть, а в связи с тем, что может быть
Другой переживал не в связи с тем, что есть, а в связи с тем, что может быть
Мы жалели тех, кого считали слабее, ущербнее нас и чувствовали свое превосходство и удовольствие от завидности своего положения
Другой жалел тех, кого считал слабее, ущербнее себя и чувствовал свое превосходство и удовольствие от завидности своего положения
Мы завидовали тем, кому лучше нас и чувствовали себя несчастными
Другой завидовал тем, кому лучше него и чувствовал себя несчастным
Мы помогали кому-то и это возвышало нас в наших глазах
Другой помогал кому-то и это возвышало его в своих глазах
Мы принимали помощь кого-то и чувствовали себя униженными
Другой принимал помощь кого-то и чувствовал себя униженным
Мы самоуничижали себя и наслаждались своей незначительностью и «смирением»
Другой самоуничижал себя и наслаждался своей незначительностью и «смирением»
Мы возвышали себя самоуничижением и самоистязанием
Другой возвышал себя самоуничижением и самоистязанием
Мы самовозвеличивали себя и наслаждались своей важностью и значительностью
Другой самовозвеличивал себя и наслаждался своей важностью и значительностью
Мы самовозвеличивали себя и наслаждались своим превосходством
Другой самовозвеличивал себя и наслаждался своим превосходством
Мы самовозвеличивали себя, унижая и принижая других
Другой самовозвеличивал себя, унижая и принижая других
Мы упоительно валялись часами, неделями и месяцами после падения или неудачи, смакуя свои слабости, глупости и пр. вместо того, чтобы просто встать и пробовать снова и снова
Другой упоительно валялся часами, неделями и месяцами после падения или неудачи, смакуя свои слабости, глупости и пр. вместо того, чтобы просто встать и пробовать снова и снова
Мы считали справедливым то, что соответствовало нашим убеждениям
Другой считал справедливым то, что соответствовало его убеждениям
Мы считали справедливым – это когда нам хорошо
Другой считал справедливым– это когда ему хорошо
Мы считали несправедливым то, что вступало в конфликт с нашими убеждениями
Другой считали несправедливым то, что вступало в конфликт с его убеждениями
Мы считали несправедливым то – когда нам плохо
Другой считал несправедливым то – когда ему плохо
Мы стремились к хорошему и избегали плохого – это было нашей системой координат
Другой стремился к хорошему и избегал плохого – это было его системой координат
Наше пространство сужалось до одной точки– в которой «я хороший, а все плохие»
Другого пространство сужалось до одной точки– в которой «я хороший, а все плохие»
Наше жалость к себе становилась почти неизлечимой привычкой, единственным удовольствием, за которое не надо платить
Другого жалость к себе становилась почти неизлечимой привычкой, единственным удовольствием, за которое не надо платить
Нам было легче отказаться от всего, что могло сделать нас более счастливыми или довольными
Другому было легче отказаться от всего, что могло сделать его более счастливым или довольным
Мы ничего не делали, а потом до одури жалели себя за упущенный момент
Другой ничего не делал, а потом до одури жалел себя за упущенный момент
Нам было приятно, но этого было мало для утешения
Другому было приятно, но этого было мало для утешения
Мы создавали жалость в себе все больше и больше
Другой создавал жалости в себе все больше и больше
Мы чувствовали себя несчастными и у нас появлялось право причитать и требовать внимания от окружающих
Другой чувствовал себя несчастным и у него появлялось право причитать и требовать внимания от окружающих
Мы страдали и это, подтверждало нам наше существование
Другой страдал и это, подтверждало ему его существование
Мы жалели себя и проваливали работу, а затем наша жалость находила нам оправдание
Другой жалел себя и проваливал работу, а затем его жалость находила ему оправдание
Мы впадали в мазохизм терпя боль, не помогая себе и думали, что боремся с жалостью
Другой впадал в мазохизм терпя боль, не помогая себе и думал, что борется с жалостью
Мы заставляли страдать свое тело, когда нужно было перестать подпитывать эмоции
Другой заставлял страдать свое тело, когда нужно было перестать подпитывать эмоции
 
Мы думали – «Я не буду такой как все, я буду особенным»
Другой думал – «Я не буду такой как все, я буду особенным»
Мы чувствовали в себе желание доказать это
Другой чувствовал в себе желание доказать это
Мы думали, что достойны лучшего
Другой думал, что достоин лучшего
Мы думали, что судьба не справедлива
Другой думал, что судьба не справедлива
Мы чувствовали себя обделенными и обиженными
Другой чувствовал себя обделенным и обиженным
Мы думали, что уходят годы, а заслуженного счастья все не видать...
Другой думал, что уходят годы, а заслуженного счастья все не видать...
Мы чувствовали себя несчастными
Другой чувствовал себя несчастным
Мы думали – «А почему это я, все время, должна/должен?»
Другой думал – «А почему это я, все время, должна/должен?»
Мы чувствовали, что это не справедливо
Другой чувствовал, что это не справедливо
Мы думали – «Им то хорошо…, а я страдать должен»
Другой думал – «Им то хорошо…, а я страдать должен»
Мы чувствовали, что это не честно
Другой чувствовал, что это не честно
Мы думали – «О Господи… как мне плохо»
Другой думал – «О Господи… как мне плохо»
Мы чувствовали печаль и слезы наворачивались на глаза
Другой чувствовал печаль и слезы наворачивались на глаза
Мы думали – «Я не смогу, я не выдержу этого»
Другой думал – «Я не смогу, я не выдержу этого»
Мы чувствовали, что слабеем и силы покидают нас
Другой чувствовал, что слабеет и силы покидают его
Мы думали – «И за что же мне, несчастному, это все...»
Другой думал – «И за что же мне, несчастному, это все...»
Мы чувствовали, как в нас просыпается гнев на несправедливость
Другой чувствовал, как в нем просыпается гнев на несправедливость
Мы думали – «Меня никто не понимает»
Другой думал – «Меня никто не понимает»
Мы чувствовали себя одинокими и никому не нужными
Другой чувствовал себя одиноким и никому не нужным
Мы думали – «Хоть бы кто-нибудь помог и утешил»
Другой думал – «Хоть бы кто-нибудь помог и утешил»
Мы чувствовали себя беспомощными и безутешными
Другой чувствовал себя беспомощным и безутешным
Мы думали – «Пусть хоть потоп, лишь бы меня не трогали»
Другой думал – «Пусть хоть потоп, лишь бы меня не трогали»
Мы чувствовали, что силы покидают нас и лежали, уставившись в одну точку 
Другой чувствовал, что силы покидают его, и лежал, уставившись в одну точку
Мы думали – «Моя жизнь – это просто кошмар»
Другой думал – «Моя жизнь – это просто кошмар»
Мы чувствовали, как опускаются руки, и засасывает, как в болотную трясину
Другой чувствовал, как опускаются руки, и засасывает, как в болотную трясину
Мы думали – «Какие сволочи меня окружают»
Другой думал – «Какие сволочи меня окружают»
Мы чувствовали себя «белыми и пушистыми»
Другой чувствовал себя «белым и пушистым»
Мы думали – «Как же все надоело и достало»
Другой думал – «Как же все надоело и достало»
Мы чувствовали, как неумолимо притягивает к дивану
Другой чувствовал, как неумолимо притягивает к дивану
Мы думали – «До меня никому нет дела…»
Другой думал – «До меня никому нет дела…»
Мы чувствовали надрывное одиночество
Другой чувствовал надрывное одиночество
 
низ
 
 
pusiflora

  • Наверх




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика